?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 Июнь 2007 @ 00:01
 
Василий Матвеич был тощ и тщедушен. Он носил плащ до колен, шляпу и очки, и вечно сутулился, словно боялся, что его унесёт порывом ветра, если он распрямиться и потеряет центр тяжести. Он походил бы на чеховского человека в футляре, если бы рядом с ним не семенила взъерошенная блохастая Фрося на длинной упаковочной бечёвке. Фрося, в отличие от Василия Матвеича, была вполне счастлива и довольна жизнью. Бечёвки вполне хватало, чтоб отбегать в сторону метра на три-четыре, деловито тявкать и возвращаться к хозяину, каждый раз приостанавливаясь, чтобы выкусить настырную блоху или обнюхать очередное дерево. Василий Матвеич шёл медленно, внимательно глядя под ноги и время от времени подёргивая зазевавшую Фросю.
Василий Матвеич был влюблён! Влюблён тайно и глубоко. Объект его мечтаний - пышногрудая красавица Клавдия, дородная, румяная, с чуть заметным тёмным пушком над верхней губой и низким раскатистым голосом - работала продавщицей в овощном отделе. Фросю бы больше устроил колбасный отдел, но её дело маленькое - тявкай себе да блох лови...
- Клавка, вон твой вздыхатель идёт! За морковкой, небось! - девчонки подтрунивали над подругой, и смеялись с ней вместе.
Они привыкли каждый день видеть тут этого странного человека с собакой, который разговаривал с ними смешно и витиевато, и смущался после каждой фразы.
- День добрый, барышни! - приподнял шляпу.
- Да какой он добрый? Вон тучи ползут - дождь будет.
- Ах, что дождь? Помните у Фета:
"Еще светло перед окном,
В разрывы облак солнце блещет,
И воробей своим крылом,
В песке купаяся, трепещет."
- Так то у Фета! - фыркнула Клавка, - А у меня за подсобкой десять ящиков капусты да мешки с картошкой. Ты, что ли, таскать будешь?
Василий Матвеич побледнел, но быстро справился с собой и сказал тихо:
- Могу и я.
- Ой, девки, держите меня! Геракл объявился! - у Клавдии был очень красивый грудной смех и ямочка на левой щеке.
- Гераклу пенсии не хватает, решил грузчиком подработать! - девчонки смеялись.


Два дня Василий Матвеич не мог подняться с кровати. Фрося тихонько скулила и грызла ножку старого кресла. Два дня о подоконник барабанил дождь. Через открытое окно вода заливала сложенные в стопку книги. То ли в бреду, то ли во сне - к Василию Матвеичу приходил ангел в образе Клавдии, брал за руку, выводил на улицу и читал Фета низким красивым голосом:
- Две капли брызнули в стекло,
От лип душистым медом тянет...
- И что-то к саду подошло,
По свежим листям барабанит, - подхватывал Василий Матвеич.
И они брались с Клавдией за руки и кружились под дождём, и бежали по лужам далеко, далеко, далеко за горизонт.
- А как же Фрося? Фрося же... - спохватывался он.
- А Фросю потом забрали соседи, дурачок. Еле выходили бедняжку, - говорила Клавдия.
И больше их уже ничего не держало.
Метки:
 
 
 
Owl: owl--metoo_smart on Июнь, 25, 2007 04:06 (UTC)
У Лены внутри как раз живет большой. Это у нас сердца маленькие...
pristalnaya: зайцыpristalnaya on Июнь, 25, 2007 07:14 (UTC)
Ой, не прибедняйтесь:))
Owl: owl--metoo_smart on Июнь, 25, 2007 11:52 (UTC)
Да это я так - для обобщения и масштаба. просто "обиделась" - чевой-то у вас там "что-то маленькое"?! :))