pristalnaya (pristalnaya) wrote,
pristalnaya
pristalnaya

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:
Её Еленой звали, как меня. Только я потом уже узнала, когда выросла. Странно даже…
Всё «баба Драпалова» да «баба Драпалова». Это по мужу фамилия была. Так-то она Ковальская, прабабка моя. По имени никто никогда не звал её. Может, прадед. Только его я не застала вовсе.
Баба Драпалова жила в раскладном кресле у окна - в маленькой кухне маленького особнячка на окраине города… во всяком случае, всё то время, которое я её помню (то есть до моих семи лет). У неё были парализованы ноги. Двадцать лет в кресле.

Из окна была видна улица и кусок соседского двора. Окно в мир. Окно в чужую жизнь.
Баба Драпалова жила не в нашей части дома, а со своей младшей дочерью. И я старалась проскальзывать незамеченной мимо их окон. Но баба всё равно меня ловила цепким взглядом, манила сморщенным пальцем, жёлтым от непрестанного курения.
Я побаивалась её. Мне было страшно присаживаться рядом на маленькую табуретку и отвечать на странные вопросы: какая вывеска сейчас на кинотеатре? в какой цвет выкрашены ворота через два двора от нашего? много ли людей были на похоронах у Стёпы-кульгавого? быстро ли я бегаю? что зацвело на клумбе с другой стороны дома?..

Это были изнурительные беседы в клубах дыма от «Ватры», с непрестанным кашлем, с запахом лекарств… Они и длились-то минут пять-десять, но мне казалось, что я неимоверно долго сидела на маленькой табуретке, дёргаясь каждый раз, когда баба пыталась потрогать моё лицо морщинистой рукой.
- Ну что ты? – говорила мне тётка. – Она же твоя прабабушка, ты могла бы почаще с ней разговаривать. Представь себя на её месте.
И я силилась представить, я очень-очень старалась, но у меня не получалось.
И от этого мне становилось ещё горше и страшнее.

Иногда я бегала в гастроном за сигаретами для бабы Драпаловой. Меня там хорошо знали, часто давали карамельку в придачу, или ириску.
Баба очень много курила, постоянно, практически. Она курила с детства, лет с десяти.
В семье было семеро детей: шесть братьев и младшая сестра - баба Драпалова. Все мальчики курили, а она их закладывала матери. Тогда они стали заставлять сестру курить вместе с ними. Так на всю жизнь и научили. Ей даже в гроб пачку «Ватры» положили, я видела.

Так вот, я что сказать хотела. Когда уже бабы Драпаловой в живых не было, я часто невольно вспоминала её, когда думала о старости. Я пыталась представить себя на её месте. Пыталась, когда мне пятнадцать было, когда двадцать, двадцать пять… И у меня не получалось.
Теоретически я представляла себе, что должен чувствовать человек за восемьдесят, прикованный к креслу, человек, о котором никто уже не думает - «женщина»… а только - «баба Драпалова»… мимо чьих окон, пригибаясь, проскальзывают детишки…
И только недавно, ни с того ни с сего, я вдруг на какое-то мгновенье почувствовала!..
Это застало меня в машине, под какую-то радиостанцию, средь бела дня. И я залилась слезами и паническим детским страхом. И сердце забилось о рёбра от какой-то вины и боли, и стыда, и жалости…

Есть вещи, которые догоняют нас, застают неожиданно, врасплох. Потому что ничего не проходит зря. И всё, что не удалось понять и прочувствовать, жизнь преподнесёт нам всё равно, так или иначе, в любой форме, в любое время.
И если было у нас что-то недопонятое, недочувствованное, неотвеченное, то оно нас настигнет непременно. И, в конце концов, оно нас убьёт однажды.
Потому что это, в конечном счёте, либо любовь, либо смерть. Или и то и другое.



____________________________________
(фото - http://fotomafia.photosight.ru/)
Tags: кого я помню
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →