April 6th, 2006

анфас

Путевые заметки.

Из Киева во Львов мы ехали поездом "Харьков-Ужгород" - других вариантов не было.

Вагон был (подозреваю, как и весь состав) какой-то ковбойский, даром что купейный. Кто были эти люди, куда они ехали и откуда - история умалчивает. Мужское население страны чинно сидело по своим отсекам и грамотно жрало водку, полируя ее пивом. Все, как один.

Нам достались верхние полки. Поскольку поезд проходящий, то в купе мы застали картину Репина "Заходите, мы тут с утра гуляем". В воздухе стоял стойкий запах копченого сала, соленых огурцов и алкогольных паров, стол ломился от бутылок, было жарко и попутчики наши сидели у окошка в сомнительного вида майках, растянутых спортивных штанах и шлепанцах на босу ногу. Полет проходил нормально.

Мое слабое желание попить на ночь чаю - было встречено доверительным:
- Щас, мы еще фляшечку разопьем и усё попрыбираем. А сало ваще не пахнет. У прынципе.

В туалет идти было страшно. Те кто ехал в вагоне с утра, с очередью не заморачивался и справлял нужду прямо в тамбуре. Поэтому и курить хотелось как-то не очень.
Постель была на выбор - по 7 и по 11. Взяли подороже - очень уж проводник нахваливал - и полотенца мАхровые, и мыло, и салфетки, и настоящий пододеяльник (одеяло я-таки в него обула).

Ночь прошла тихо, без дебошей, мордобоев и песнопений. Вагон был набит народом матёрым. Пить умели. Быстро, много и наповал.

Когда утром я открыла глаза, на нижних полках сидели два холеных мужчинки, в белых отглаженных рубашках, в галстуках, при костюмах и дипломатах, выбритые и причесанные.
Ни за что не поверила бы вчера вечером, что две пьяные бескультурные рожи могут превратиться к утру в интеллигентных добропорядочных граждан. Впрочем, и с утра я бы ни за что не смогла представить, во что эти граждане могут превратиться к вечеру.
Загадочное существо - мужик!..

Вышли они быстро, не прощаясь, то ли в смущении за вчерашнее, то ли в гордости за сегодняшнее, оставив на столе непочатую бутылку пива, несобранную постель и два грустных огурца на дне поллитровой банки.
Жизнь продолжалась.