November 16th, 2006

анфас

(no subject)

Или вот еще. Бывает о смерти подумаешь...Ну, не о той, что вся в белом и с косой (хотя, во всех фильмах она почему-то в черном, с капюшоном), а о своей. Или даже нет. Своя-то что? Она пока и не пугает, в общем-то, и как-то ровно так о ней думаешь...

А вот если что-то навеет там, ну, фильм какой, или книга, или у знакомых что-то...вот у кого-то мамы не стало. И сразу думаешь, а что как у меня? а что, если моей? И картинки такие сразу...что я чувствую? как мир изменился? и представляешь уже каких-то людей в чёрном, слова всякие... И сразу - о, Господи! Нет-нет! И быстро мысли гонишь, и картинку разгоняешь, чуть ли не руками машешь перед лицом. И спохватываешься, а вдруг и впрямь картинки где-то там сгущаются и начинают медленно затвердевать и обрастать реальностью?..Нет-нет! Я и невзаправду даже, и вообще это не мысли, так, случайно...

Или думаешь, а что как не было бы у меня счас детей вообще? Или нет, вот были - и вдруг не стало, вмиг. И куда бежать буду? звонить куда? и сердце задохнется сразу на месте или нет? и как потом... И тут - стоп!!! Какое потом?.. А диафильм в голове уже закрутился. И сразу пытаешься думать о чем-то другом, или телевизор включаешь, или съесть чего-то надо, или куришь...вот куришь, да... Потому что страшно это.

И вообще, вот бывают такие мысли страшные, крамольные даже, о вещах, о которых не надо бы, не хотелось бы...

Вот в юности, да и потом тоже, мечтала - ах, вот подошел бы кто-то с сильными красивыми руками, спокойным бархатным голосом, глазами бездонными, такой самый лучший и настоящий, обнял бы так сзади, и сказал:" Никому тебя не отдам. И не отпущу никуда. Никогда."

И когда он, такой весь (ну, ладно-ладно, почти такой), вдруг появляется, и говорит это, ты думаешь - блин! это вообще никуда? никогда? и не отдаст никому? ни разу?!.. И такая тоска какая-то подкатывает. Хотя и причин-то нет, и никуда не надо пока. Но думаешь всё-равно. И еще думаешь - ну, какая же я все-таки, в связи с этим, сучка получаюсь, и дура, и вообще нехороший человек.

Но все-равно мысли эти приходят. И другие приходят. Всякие. И никаких заборчиков не поставишь, и фильтров, и диафильмы эти крутятся независимо от желания. И ты понимаешь где-то нутром, что ответственность на тебе есть, и за мысли, и за картинки, и самое страшное - за возможность воплощения. И опять идешь курить, или съесть чего-то, или телевизор там...