November 27th, 2006

анфас

(no subject)

Здравствуй Дедушка Мороз!
Я знаю, что еще рано для писем. Вон, и снега-то толком нет. Да и по календарю...
Я просто уточнить хочу... Я ведь и не писала тебе толком ни разу. Когда-то давно я решила, что тебя нет. Вот и выходит... что, вроде, и писать незачем.

А было так.
Первый раз ты пришел, когда мне было года три, что ли. Целый день меня готовили, что ты прийдешь, наряжали, стишок сто раз проверяли, стол накрывали... Ты пришел, пьяный в драбадан, навернулся прямо в коридоре, подмяв под себя пакет с моими мандаринами и плюшевой собакой. Тогда я и увидела, что не Дед Мороз это, а дядя Гриша - муж соседской Зойки. Но, по детству, подумала, что дядя Гриша подменяет тебя, ну, типа занят ты очень.

А через год ты опять пришел. С подарком, конечно, и мы песни пели, и стихи читали. А потом уже ты сам пел, когда надрался с гостями, и навернулся уже прямо у елки. Все смеялись, а я увидела, что это опять дядя Гриша - муж соседской Зойки. Тогда я подумала, что...ну, не знаю... может он и есть Дед Мороз.

А еще через год ты уже не пришел. А дядя Гриша в том году уехал в Тюменскую область "к той крашенной курве", как говорила Зойка и плакала. И с тех пор подарки мне кто-то приносил тайно, пока я спала.

Я не знаю, как там у вас, Дедов Морозов, принято. Может, вы и впрямь раздаете свои обязанности, кому ни попадя. Я Зойку тогда долго пытала, кем ты приходишься дяде Грише? Но она так и не призналась. А теперь и пытать-то некого, нет больше Зойки.

Я к чему это всё пишу? Я письмо тебе не буду сочинять к Новому году. Я попробую Снегурке. Она девушка скромная и, по всему видать, честная, с косой русой, шубка у ей красивая голубая, с оторочкой, и варежки... и борода не отклеивается.
Так что, ежели ты есть, ты уж на меня не серчай, хорошо?