November 30th, 2006

анфас

(no subject)

Я уж точно сейчас не помню, в каком возрасте слово "секс" появилось в моем лексиконе. Это было абстрактное такое слово, со взрослыми пояснениями на счет всяких "пестиков и тычинок". Года в четыре, может, в пять... Ну, улица, конечно, вносила свои коррективы, и все дошкольники прекрасно знали, кто куда что вставляет и откуда что берется. Правда, всё это было как-то отдельно, что ли... какая-то гипотетическая тетя... с гипотетическим дядей...

Мне было лет шесть, когда к нам приехали с ночевкой то ли друзья, то ли родственники, муж с женой. Какого возраста они были, не могу сказать, в детстве сложно оценить годы адекватно. Они спали в моей комнате, на моем диванчике, а я там же рядом, на раскладном кресле. И они занимались "этим"...
Я лежала, вжавшись в матрас, боясь пошевелиться, боясь, что меня уличат в том, что не сплю, подслушиваю, присутствую. А я не могла уснуть. От страха! Женщина стонала, говорила "нет, не так, не надо" и еще что-то, а муж ее пыхтел, рычал, шептал ей что-то. Я была уверена, что он ее убивает. Ну, может, не совсем, а так, отрезает по кусочку. Где-то задней мыслью я понимала, что вот это, наверное, и есть секс, и это они, наверное, так делают детей... Но при каждом очередном стоне у меня холодела спина и я думала - нет, всё-таки убивает! Более кашмарной ночи я, пожалуй, и не вспомню...

Вот еще всплыло. Как-то, когда Альке моей было года четыре, мы поехали к бабушке в Закарпатье. В большом загоне во дворе топтались куры, штук десять, и один роскошный красавец-петух. У всех кур были общипаны шеи и ободраны хвосты. Когда мы подошли, петух как раз топтал наседку. Она кричала и вырывалась, а он цепко держал ее когтями и клевал в загривок. У Альки началась истерика, а бабушка говорит:"Не бойся, деточка, это они так цыплят делают." Алька рыдала, уткнувшись мне в живот и кричала:"Нет, нет, не хочу, не хочу так! Если так делают цыплят, то пусть цыплят на свете вообще не будет!"

Иногда что-то непонятное происходит вокруг тебя. И ты сидишь, вжавшись в свою шкурку, и подсознательно понимаешь, что это, наверное, происходит жизнь... И кто-то что-то куда-то вставляет, и весь мир имеет тебя, как ту тычинку, и трудно понять - это убивают тебя или всё путём, так и надо? Это, наверное, секс. С жизнью. Абстрактный такой. Гипотетический...
Нам бы только ночь продержаться...