February 24th, 2007

анфас

(no subject)

Этот город, как одна огромная спальня, где всё напоминает о тебе. Особенно сейчас, в белых простынях снега, в складках улиц...
В этом городе я любила многих. Я всё время кого-то любила. Я так боялась периодов, когда никого... когда некого... что влюблялась в следующего, еще не остыв к предыдущему. Я срезала с сердца ломтики, пластиночки, странички, чтобы перелистывать, чуть послюнив палец... чтобы в обе стороны, и никаких закладок. Я играла сама с собой в вечные любови, силясь потерять голову от счастья. Но какая-то сволочь внутри меня всегда, постоянно, неотлучно держала всё на контроле.
Но мы сбежали, ты помнишь, сбежали... Моё сердце хлопало страницами и трещало в переплёте. И тогда ты сжал его в руке, чтобы оно не рассыпалось.

Мне говорили о тебе страшные вещи. Что ты кидаешься в запои. Что ты бросил родителей. Что у тебя другие женщины. Что ты воруешь на рынке. Что ты бьёшь жену. Что ночуешь на вокзале. Что водишься с геями...
Моё сердце прирастало к твоей ладони! Оно отсчитывало твой пульс (мой? наш?)... Оно перегоняло в тебя мою кровь, и ты был неуязвим.

За те десять лет врядли набралось бы наших ночей на месяц-другой. Но на каждую из них - закладка в моей груди... С тех пор снега ложатся, как прощальные записки. Из года в год... Сволочь внутри меня оправилась и окрепла, и больше не теряет бдительности.
Но иногда, изредка... глядя на летящие хлопья поперёк ночных фонарей, я чувствую, как что-то просачивается сквозь мои рёбра и хладнокровно сжимает сердце... и линии невидимой руки идеально совпадают с отпечатком на его переплёте.


Photobucket - Video and Image Hosting
(с) Е.Кожевников
анфас

(no subject)

Да брось ты, что ты?.. какие песни?.. примёрзли к нёбу и - никуда. А добрый боженька смотрит с лестницы, и отсчитывает года... а добрый боженька в тёплых тапках (зима, она ведь везде - зима)... я снова путаюсь в прежних датах и засыпаю в чужих домах... и возвращаюсь опять под утро, чужая, пьяная, без ключей... но обещаю, что буду мудрой, что буду правильной и твоей... и что, мол, птицу полёт не портит... что сердце стерпит, а бог простит... А добрый боженька просто смотрит... и ничего мне не говорит.