March 30th, 2007

анфас

Что-то вроде предисловия.

Бака был четвёртым котёнком в помёте. Всего котят было пять. Первые роды... первая кошка Петерболда во Львове... Все носились с её беременностью, как с "писаной торбой". Надо сказать, что Гуся (Гертруда по паспорту) оказалась прекрасной мамой, и всё прошло без сучка-без задоринки. Пять червячков копошились в постели (другое место Гуся одобрить отказалась).


Collapse )

----------------------------------------------------

Ещё раз поднимаю результаты "Домашних заданий" - появилось много нового.
(Смотреть)
анфас

(no subject)

Хотелось кусочек счастья, маленький, тёплый, искристый. Казалось, оно в тебе, в глупой улыбке, в неуклюжих движеньях... Казалось, позови меня - и счастье из маленького кусочка вырастет в огромную глыбу, в скалу... Мы взберёмся на неё, встанем на самом краюшке, возьмёмся за руки и взлетим! Взлетим легко, кратко, скоропостижно, вдребезги! Потому что долго это не может длиться. Долго этого никто не вынесет. Человек может перетерпеть любое несчастье, переждать и пережить самое-самое. А счастье, которое самое-самое, он стерпеть не может. Он слепит из него что угодно: мир и лад, покой и уважение, детей и улыбку, молчание и отчуждение, ссору и истерику, одиночество и отчаянье... и даже несчастье! Из самого-самого счастья - несчастье получается лучше всего. Поэтому хотелось кусочек. И это, конечно, трусость и слабость. И самообман, конечно. Никаких кусочков не бывает. Разве только, если оно ворованное...


Словно воздуха не стало, так платок нашейный падал... и парил перед глазами, за слезами, небесами... И плыла пустая лодка - по сердечку, посерёдке, по гранатовому соку, по неспешному потоку... Словно сомкнутые веки, небеса ложились в реки... Тихо лодка удалялась... в ней любовь моя качалась.