May 10th, 2007

анфас

(no subject)

Я не любила манную кашу. А Тата любила. Моя бабушка всегда кормила Тату всяким вкусным. А Таткина мама всё норовила накормить меня каждый раз манкой. Я уж не знаю, почему взрослые не запоминают простых вещей. Им кажется, что "я не люблю манку" - это только вот сейчас, сегодня, а завтра я непременно её залюблю и меня опять можно ею угощать. Взрослые вообще не относятся серьёзно к нашим детским заявлениям. Они считают - "перерастут, образумятся... они просто еще не понимают, они не распробовали..."
Помню, в одних гостях, меня так убедительно заставляли есть манную кашу, что пришлось вывернуть её себе на колготки и обжечь коленки. Пока все охали, отмывали меня и переодевали, как-то забылось, что я кашу-то не съела.
Вот как тяжело иногда приходится детям! Да.
Вы детей заставляете кушать? А вас заставляли? Меня да. Я в детстве вообще почти ничего не ела! Особенно вот манку!
анфас

(no subject)

Выть вголос, заламывать руки, биться в истерике... когда в доме никого - занятие странное и бессмысленное. Но такие слёзы, наверное, самые честные...
(Помните детское:
- Не реви!
- А я не тебе реву, а бабушке!)
Рыдать "никому", а только себе и кому-то там, наверху... какому-то всевидящему оку, которому, возможно, и дела-то нет... когда нет зрителей, виновников и сочувствующих - это самое горькое и безысходное, пожалуй... Потому что тут как раз возникает вопрос не "зачем", а "почему"...
Мне иногда кажется, что так умеют плакать мужчины. Но я никогда не спрашивала. А про женщин-то и так понятно...