June 29th, 2007

анфас

(no subject)

Я раньше, в детстве, думала, что с каждым годом жизнь становится легче и понятней. Не жизнь вообще, а для каждого конкретно. Вот человек растёт, и с каждым годом он всё больше понимает, всё больше умеет, всё лучше справляется с проблемами... Ведь это логично. Нет?
Мне казалось, что взрослой-то я буду практически всесильной! Я же буду столько знать и уметь! И чем дальше, тем всё будет проще, красивей и свободней.
А получается всё совсем наоборот. Такая вот странная штука. Горе от ума...
анфас

(no subject)

Одни говорили, что это полтергейст, наверное. Другие считали, что Катька просто нервная очень, вот и вскакивает по ночам. А сама она вычитала в книгах каких-то, что это какой-то суккуб к ней приходит во сне. Не то, чтобы очень страшный какой-то. А очень даже ничего. Потому что очень уж красочно и с энтузиазмом она описывала всякие нюансы.
Ольга Юрьевна, мама Катькина, её даже к психологу водила. Ну, там сеансы гипноза какие-то были, травки на ночь она пила, аутотренинг... Долго это всё длилось. Даже соседи подтверждали, что ночью звуки непонятные слышат.
А потом оказалось, что Катька беременная. Ну, скрывали сперва. Ольга Юрьевна, уж до чего здравомыслящий человек, а и та испугалась. Повела Катьку к каким-то бабкам, в нечистую силу поверила. А ведь учительница. В нашей школе факультативно немецкий преподавала. Чего-то там бабки отмаливали, заговаривали... Короче, тёмная история.
А Катька, ничего, пацана родила - хорошего такого, рыженького. Егором назвали.
анфас

Автобус

Первой в автобус вошла Римма. Она была очень бледная, очень. Водитель выдал ей билет и улыбнулся. Она даже не взглянула на него, прошла в конец салона и бессильно упала в кресло. Ныл шрам на руке и кружилась голова. Не было сил ни думать, ни переживать. Везут и ладно.

Потом вошли двое подростков - мальчик и девочка. Симпатичные, в мотоциклетных шлемах. Девочка стеснялась и всё время держала мальчика за руку. Сели рядом и стали считать циферки в билетах. Счастливого не досталось, но их это, похоже, не расстроило. Они рассматривали салон и тихонько перешёптывались.

Лялю вообще непонятно, как одну отпустили. Ей всего-то лет пять. Вошла, деловито взяла билет и спрятала в карман больничного халатика. Села близко к выходу и стала с интересом глядеть в окошко.
В окошко было видно, как Матвей Семёныч сажает в автобус жену Зосю. Она плакала, что-то говорила... Когда вошла в салон, сразу кинулась к водителю:
- Когда мы отправляемся? Давайте подождём! Мотя поедет с нами, он обещал! Мы с ним договорились! Давайте подождём!..
Водитель грустно покачал головой:
- Не волнуйтесь. Поедет следующим. У него дела еще, не успеет. А у меня график.

Потом на остановке какой-то шум, неразбериха... Все припали к окошку. Водитель вышел и принял из рук медсестры младенца. Вошёл, огляделся:
- Вот незадача...
Толком и некому его доверить на время переезда. Но думал он недолго. Почти сразу же в автобус влетела растрёпанная Лиличка, схватила маленького, стала целовать и прижимать к себе.
- Может оно и к лучшему, - подумал водитель, и выдал один взрослый и один детский.

Дверь закрылась. Автобус тронулся в сторону большого моста. Когда проезжали над рекой, водитель высунулся из окна и помахал старику в лодке.
- Чудной этот старик! Возит по одному. Автобусом-то сподручней. Загрузил кучку, да повёз. Опять же, вёслами махать не надо...