July 19th, 2007

анфас

(no subject)

Я вот, о чём хотела поговорить. Есть какие-то негласные (да впрочем, даже уже статистические) классификации женщин, на предмет выбора партнёров. По возрасту. Ну, типа, "женщина-мать", "женщина-дочь", "женщина-друг" и т.д.
Некоторые говорят, мол, мне не интересно с ровесниками, мне интересны мужчины постарше. Или, мне нравятся молоденькие мальчики, а старики "гуляют лесом"...
Когда я была маленькая, я была самая младшая в родне. Вокруг меня была куча тёток, их мужей, двоюродных сестёр, властная бабушка, суровый дед, их родственники... А мне всегда хотелось кого-то младшего, чтобы поняньчить, потискать, поласкать, поругать, наказать даже, когда меня "сверху" притесняли. Я всегда водилась с мелюзгой, с соседскими малышами, тащила в дом всякую живность - собак, кошек... А учитывая, что с родителями я почти не жила, мамины функции хотелось перетащить на себя. Моему избраннику просто сам бог велел быть меня младше. Но оба моих мужа были мне почти ровесниками (любовь не выбирает). И мне не было с ними скучно никогда. Хотя и браки-то были - один другого короче.
А потом, когда молодые женщины начинают активно интересоваться зрелыми мужчинами, у меня стали появляться юные любовники (совсем юные). Но это было недолго. Видать, материнское чувство я успешно реализовала. И долгие годы я общалась почти исключительно с ровесниками.
Но теперь я вошла в тот возраст, когда уже хочется молодиться, хочется скинуть пару лет, хочется рядом кого-то помоложе - то ли для поднятия самооценки, то ли для снятия комплексов, то ли от страха постареть, от желания держать себя в форме. Ну, такой возраст, когда уже можно самой воспитать себе мужчину, побыть главной... Но как раз тут меня догнала моя детская безотцовщина, какая-то усталость от необходимости самой принимать решения, какая-то капризность и беззащитность, инфантильность даже. Не знаю, может, это временное явление. Но мне захотелось, наконец, побыть маленькой девочкой, которую любят, жалеют, хвалят... (И, знаете, мне повезло!)
Вы замечали в себе все эти градации? Или одну? Или как оно, вообще?

Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket
(фото - E.Kozhevnikov)
анфас

(no subject)

У нас не было ни одного лета. Все они скользили мимо и заставали нас в разных местах, в разных домах, в разных постелях.

У нас были зимы. Долгие, густые... тягучие, как сахарная вата. Зим было больше всего. Они брили наши головы, отмораживали пальцы, царапали горло. За эти зимы я накупила тебе кучу шарфов, но ты никогда их не носил. Ты выглядел зимой смешно, как мальчишка их "Ералаша". Из ворота пальто торчала длинная шея с ушастой головой и копной вьющихся чёрных волос. Я завидовала тебе - у тебя на холоде не краснел нос. Ты целовал моё лицо и называл меня глупым пИнгвином. Из потерянных тобой перчаток можно составить целую большую коллекцию. Однажды мы пошли с санками в парк, и весь вечер катались с горки, как забытые кем-то дети. А потом ты вёз меня, малюсенькую, на саночках домой. Всё время оглядывался и спрашивал, не холодно ли мне. А я беззвучно плакала от переполнявших меня чувств, содрогаясь всем телом, и прятала лицо в капюшон, чтобы ты не заметил... Мы топили большую печь и врали друг другу о будущем.

Вёсны были блёклыми и сырыми. Мы уставали. Мы чаще ругались. Наша кошка весной приносила котят, и забота о чужих большеглазых малышах на какое-то время мирила нас. Мы чувствовали себя родителями. Наша любовь была уважительна и неспешна, как седая старуха. Она по очереди прижимала наши головы к груди, и время от времени мы ходили на балкон курить и плакать в одиночестве. Весной тебя чаще выносило из дома, как блудливого кота, как самца. Ты доказывал себе и миру, что свободен... но, как воздушный шарик, был привязан к ручке моей двери. Весной меня мучили страхи и предчувствия. Весной я написала свои лучшие песни. С марта по середину апреля я хотела детей, хотела замуж, хотела умереть с тобой в одночасье. В мае город становился пыльным и шумным. Мы бродили по нему, как привидения, и медленно сиротели...

Осень мирила нас. Осень всех мирит. Мы уезжали в горы и играли в шаманов. Любовь была юной и первобытной, а мы большими и всесильными. Осенью мы выжигали тонны свечей и съедали вагоны шоколада. Мы читали друг другу на ночь и удивлялись друг другу каждое утро. С октября по декабрь нас почти никто не тревожил. Мы жили, как затворники, как изгнанники, как святые. Нам всегда было на кого помолиться. Осенью мы обживали старый парк, кормили голубей и другую живность. И каждая бездомная собака считала честью ходить у нас в друзьях. Осенью мы старились медленней всего.

Когда на тонких лодочках нас подвезут, одного за другим, к далёкому берегу, там непременно будет лето. Мы выпрыгнем прямо в песок, или в траву... двое маленьких смешливых детей... возьмёмся за руки и побежим, счастливые, вдоль медленной реки. И целая свора бродячих собак будет бежать вместе с нами, и радостно лаять, заглядывая нам в лица.

Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket