July 21st, 2007

анфас

(no subject)

Его звали Людвиг, и он должен был на мне жениться! Я не вру, вот честное слово!
Моя бабушка родилась в семье чистокровных поляков. И когда я была маленькая и смешная, а бабушка - молодая и красивая, к ней часто приезжали в гости всякие родственники из Польши, или приятельницы.
Я не помню сейчас, была ли Ядвига приятельницей или дальней родственницей. Но она приехала из Вроцлава в гости с сыном. И звали его Людвиг.

Наверное, каждая пятилетняя барышня мечтает о замужестве, как о каком-то удивительном приключении. И её избранник - непременно какой-то необычный, удивительный и нездешний. В столь нежном возрасте я всё ещё считала, что ни один мальчик никогда не вырастет во что-то, что будет лучше моего папы. Поэтому собиралась за папу замуж, уверенная в своём превосходстве над всеми остальными женщинами.

Как только я увидела Людвига, я поняла: папа - не самое загадочное существо на свете. Людвигу было восемь лет (почти старый), но не это было важно. Он был настоящим альбиносом! Совершенно белые волосы, как у Барби, белые ресницы, белые брови, прозрачная (почти голубая) кожа и небесного цвета глаза.
Я всё понимала по-польски, но говорила довольно плохо. Поэтому говорила я медленно, по слогам и очень громко. Чтоб понятней было. Людвиг меня боялся.
Он, вообще, оказался довольно инфантильным и трусливым ребёнком. Предпочитал всё время находиться рядом с Ядвигой или, по крайней мере, в поле её видимости. А меня ведь подмывало вывести его на улицу! Я же должна была похвастаться перед друзьями!.. Под видом необходимости сходить за мороженым, я выклянчила Людвига у взрослых, на целый час.

Я вела его по улице за руку, задыхаясь от трепетного волненья и гордости, прямо на детскую площадку. По пути я мечтала, что поеду в далёкую Польшу и нарожу ему двух белобрысеньких деток - мальчика и девочку. И ещё, наверное, одних близнецов. И одну маленькую собачку, как у Светки. И двух котят. И ещё попугайчика. Про рыбок я подумать не успела, потому что мы пришли, и нас сразу обступила кучка любопытных ребятишек. Людвиг всё время краснел и сильно сжимал зубы. А я говорила, что это теперь мой муж и объяснила всем, как говорить по-польски - надо всё повторять за мной, только очень медленно и громко.
И все сразу стали разговаривать с Людвигом по-польски и трогать его руками. А людвиг совсем не захотел ни разговаривать, ни быть моим мужем, ни рожать со мной близнецов. Он захотел громко плакать и бежать к маме. И заплакал, и побежал.

И я побежала за ним. Не потому, что я за него переживала... а потому, что мне в спину смеялись мои друзья, и мне было невыносимо стыдно. И я сразу тогда подумала, что не будет никаких рыбок и попугайчиков! И вообще мне такой муж не нужен! Пусть даже у него и имя красивое, и город заграничный, и глаза голубые...
И стала опять жениться на папе.
Пока не подросла до первого класса и не разобралась, что и как, вообще, происходит.