August 17th, 2007

анфас

(no subject)

Альбина звонит мне и говорит, что влюбилась в иностранца.
- Он такой красивый! Он невероятно красивый! У меня ноги подкашиваются! – говорит Альбина в трубку. – Давай встретимся!
У Альбины розовые щёки после солярия и новый маникюр. Она заказывает два кофе и загадочно улыбается.
- Мы целовались, - говорит она и ждёт моей реакции.
Я не скрываю удивления:
- Ты? Влюбилась? Примерная жена? Та, которая говорила, что никогда никого не любила?
- Да! – сверкает Альбина зубами. – Я лечу на свидание в Австрию! Ленка, он пишет мне такие сообщения! Я каждый вечер выписываю их в тетрадку, чтобы перечитывать иногда.
- А если муж найдёт тетрадку?
- А я её и не прячу! Я даже хочу, чтобы он нашёл!
- Я, Альбина, не понимаю вот этих твоих игр с мужем. Но это не моё дело, - говорю я. – Твой принц сам тебя зовёт?
- Он женат! Я хочу сделать ему сюрприз! – заговорщицки подмигивает Альбина.
- Рисковая ты дама. Вы хоть давно знакомы?
- Ах, не поверишь, он был у нас в командировке один день. Мы провели вместе полчаса! Просто сидели у ресторана на лавочке, представляешь? Так романтично! - Альбина закидывает руки за голову. - У обоих снесло крышу!
- Погоди-погоди, ты уверена, что у обоих?
- Ах, это не важно! – говорит Альбина. - Главное, что я могу себе позволить сделать то, что хочу! Я нашла родственную душу! Мне так не хватало этих эмоций! Через неделю мы с ним увидимся...

Альбина возвращается из Австрии и говорит, что всё кончено.
- Он тебя не любит? Обидел? Ты ошиблась? – я ничего не понимаю.
- Он тюлень, понимаешь? Тюлень! Он садится у моих ног и начинает рассказывать, какая я прекрасная, какая особенная, какая лучшая из всех... Понимаешь, это скучно! Мне хотелось чего-то особенного, - Альбина нервничает и прикуривает со стороны фильтра.
- У вас что-то было? Где ты там ночевала? – осторожно спрашиваю я.
- Ой, было, не было… какая нахер разница! Ничего нового, Ленка, ни-че-го нового!.. - она снова прикуривает. - Мне надоело, что мне смотрят в рот, что я всё решаю.
- А чего бы ты хотела?
- Я не знаю! Я хотела бы чего-то, чего я даже представить не могу! – она устало откидывается на спинку стула. – Как идиотка, неделю сидела на диете… солярий, парикмахеры, бутики, волновалась, как школьница! А он, здоровый детина, такой нежный, такой трепетный, что аж противно! Смотрит на меня, как на икону, и улыбается. Дурак, наверное…
На какое-то время Альбина выглядит совершенно несчастной. Мне её жаль. Она заслуживает большего.
анфас

(no subject)

Наше отсутствие Бака перенёс стоически: занавески не рвал, цветы не жрал, спичками не баловался, ни разу не нассал мимо лотка!
Бабушкам Ильиничным (их там три сестры, если кто не помнит), которые приходили его кормить, была оставлена инструкция по количеству выдаваемой еды. Через два дня Ильинична (которая из трёх, не знаю, их по голосам не различишь) растерянно говорила по телефону:
- Леночка, вы ничего не напутали? Ваш котик какает три раза в день...
- Понос? - запаниковала я.
- Нет-нет, аккуратные такие большие какашечки, - оправдывалась Ильинична.
Было решено урезать пайку вдвое.
Я звонила каждый второй день, справляться, как там мальчик:
- Плачет?
- Ой, плачет! - говорили бабушки.
- На диван не ссыт?
- Нет, - говорили бабушки, - только какает исключительно в ванну.
Две недели - не срок, конечно, поэтому я была искренне удивлена, увидев Бакино пузо! Я-то думала, ребёнок будет страдать, худеть, спадать с лица от горя... Ага, щасс! Я прям не знаю, может, бабушки все втроём ходили его кормить, по очереди - три раза утром и три раза вечером?..
Этот боров стоял посреди коридора, растопырив лапы для равновесия, и орал охрипшим голосом так, что было слышно на соседней улице. Он орал так двое суток непрестанно (то ли жаловался нам на нас, то ли просто привык), всё время ходил за мной хвостиком и требовал то ли жрать, то ли на руки, то ли играть в верёвочку. В первую ночь я на себе почувствовала, как котик раздобрел, когда он примостился спать у меня на шее. Ещё неделька нашего отсутствия - и он бы меня удавил своим пузом!
Бака теперь на диете, по-прежнему время от времени вдруг заводится плакать, но уже не так долго и не так хрипло.
Подумываем с дочкой его искупать завтра, а то какой-то он потасканный... от одиночества... И где он тут шоркался?

Вот такой грустный и испуганный Бака был в день нашего отъезда:

Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket


Collapse )