September 2nd, 2007

анфас

(no subject)

Так уж получалось, что к очередным серьёзным отношениям я обычно подходила какой-то раненой… Я сейчас думаю, что может быть, я и шла на них только поэтому?
Я много глупостей делала, вела себя не по-умному, не по-взрослому. Каждому очередному избраннику я норовила рассказать всю мою жизнь в подробностях (господи, какая дура), включая все свои удачные и неудачные романы. Так, словно не отношений я искала, а чудесного излечения. Маленькая девочка в больничном халатике - я подставляла незарубцованные раны, слепо веря в исцеляющую силу любви.
Меня желали и жалели - всегда только так, только эта смесь… в разных пропорциях. А я верила и болела. Мне попадались хирурги и анестезиологи, психотерапевты и гомеопаты… Мои амбулаторные любови были короткими, как курс терапии. Я ждала Мессии, который должен был сказать: «Встань, иди, Лазарь!»
Но медицина ночных чаепитий оказалась бессильна, и я умерла. Я умерла и покинула своё тело, со всеми его язвами и шрамами. Я обросла другой кожей, наполнилась новой кровью и научилась молчать о старых ранах. Я была готова для новой любви, необусловленной и непредвзятой…
И они стали приходить в мою жизнь – раненные и больные, уставшие и покалеченные. Я желала их и жалела, а они болели и верили. Я хотела спасти всех, каждого. Я целовала их в самое сердце и разматывала свою любовь на бинты. Я отгоняла их ночные страхи и изводила свои слёзы на микстуры. Маленькая девочка в белом халатике посреди огромной больничной палаты… Господи, дай мне силы.