September 4th, 2007

анфас

Из жизни предметов.

Я маленькая балерина. Я почти как настоящая. У меня резиновое личико, русые волосы, розовое воздушное платьице и белые пуанты. В доме нет детей, поэтому я сижу на комоде, свесив ножки и прислонившись ухом к стене. Сюда забирается только кот. Он тычется мне в лицо тёплым носом, но не играет. Мои кружева пожелтели и запылились. Но я очень боюсь, что однажды меня снимут с комода и пересадят в другое место. Потому что там, за стенкой, живут шумные соседи. У них трое прелестных детей. И когда я закрываю глаза, мне кажется, что это со мной они играют, и смеются звонко и радостно.


Я не просто так себе графин. Я графин из синего хрусталя, между прочим, редкой формы и особого литья. Я пережил свою прежнюю хозяйку, стоя в серванте на средней полке. Я многое мог бы рассказать о её жизни, но меня никто не спрашивает. Старость у меня счастливая. Теперь я стою на столике прямо в центре комнаты и проращиваю в себе веточку бамбука. Новым хозяевам я, похоже, нравлюсь. Так что – я ещё всех тут переживу.


Я старая гитара, «рабочая» - говорят хозяева. Я стою в углу под окном и всё время мёрзну. Возраст… Я вся в царапинах, лак потрескался. Меня иногда вывозят в лес или в гости. А ведь было времечко, когда мне аплодировали толпы, когда я пела на больших сценах! Теперь вместо меня вон та (видите?), в красивеньком кофре на шкафу. Струнки у неё новенькие, колочки блестят, дека сверкает… Сучка! Ненавижу.


Я абрикосовое мыло. Ну ладно-ладно, обмылок. Зато я красивенькое, ароматненькое и умею пениться. Меня все любят. Ко мне льнут и ластятся. Ни дня не было, чтобы хоть кто-то меня не коснулся, не подержал в руках. Очень не люблю, когда меня роняют в воду или натирают на мочалку – от этого я быстро таю. Вообще, мне очень доверяют - мне доступны самые сокровенные места, самые тайные уголочки. Но я не наглею, конечно! Я же, вроде как, неодушевлённый предмет. Хотя, честно говоря, жаль иногда... хозяйка такая красивенькая… да и хозяин ничего… эх, жизнь так коротка…