October 25th, 2007

анфас

(no subject)

Когда её везли по коридору, она лежала на боку и видела только белую стену. Она не вполне понимала, куда её везут – стены везде одинаковые, ну или почти везде. А она была настолько слаба, что не могла повернуть головы, чтобы рассмотреть всё остальное. Иногда перед ней возникало какое-нибудь участливое лицо. Иногда лицо что-нибудь говорило или спрашивало. Эти лица были ей незнакомы. И язык был незнаком.
Она закрывала глаза - и стена становилась чёрной. Потом открывала глаза – становилась белой.
Через какое-то время она поняла, что смена цвета никак не зависит от того, прикрыты веки или нет. Чёрно-белая стена плыла перед глазами, как её, Анфисина, непутёвая жизнь.
Но ни слабость в теле, ни усталость, ни страх перед неизведанным не могли стереть ни улыбку с Анфисиного лица, ни ликования с её души!
Всегда, всегда она знала, что жизнь её не закончится в каком-то дустовом угаре. Судьба не сможет так вот запросто подцепить её своим кошачьим коготком или зубом!
Анфиса приподнялась на локтях, напряглась и подпрыгнула. Всё, что она успела увидеть – это чёрно-белые просторы со всех сторон.
- Я сделала это! Я не просто какая-то там рядовая кошачья блоха. Я слов на ветер не бросаю. Сказала, что буду жить на зебре, значит, на зебре! А что? Имею право!..