May 10th, 2009

анфас

(10) Наказана

Данка с Касей зовут меня гулять. Они орут под балконом, а я не выхожу. Я машу им из окна руками, что меня наказали, что я наказана, а они не понимают.
А мама говорит:
- Отойди от окна, Полина. И задёрни занавеску. И не грызи ногти.
Мама говорит:
- Сядь вот тут на кровать. Гулять не пойдёшь. Не делай обиженное лицо.
Мама говорит:
- Сил никаких нет. Будешь знать в другой раз. И ногти не грызи.
Я сажусь на кровать, скрещиваю руки на груди и смотрю в пол. Ну и подумаешь! Ну и не хочу я гулять совсем! Ну и не надо!
Вот взрослые всегда так - сперва рожают себе ребёнка, а потом его наказывают. А ребёнок, может, хотел как лучше!

Я выбросила мамину шаль. Синюю в цветочек, которая лежала всегда в большом шкафу на верхней полке. Я любила в неё заворачиваться, когда мамы не было дома, и представлять себя принцессой или певицей.
Я положила шаль в целлофановый пакет и отнесла в мусорный бак. Сперва я хотела отдать пани Ядвиге (мы все ненужные вещи отдаём пани Ядвиге), но потом подумала, что так мама точно шаль увидит и опять расстроится.
Ну и вот.

Вчера приходила тётя Тамила, они сидели с мамой на кухне, и мама плакала. И говорила:
- В доме куча вещей, которые напоминают… ну, ты понимаешь.
А тётя Тамила говорила:
- Выбросить! Всё выбросить, и не думать!
А мама говорила:
- Ну как же? Жалко же… Это же память! Вот помнишь синюю шаль? Мы её вместе с ним купили в Риге.
- И что? Ты хоть раз её потом надела?
- Нет, я не могу, понимаешь… я на неё смотрю и расстраиваюсь сразу, и себя жалею… а выбросить - ну как?
- А вот так! - говорила тётя Тамила.
- Хорошо, - плакала мама, - хорошо, я постараюсь.
Она всегда слушалась тётю Тамилу. Она говорила, у тёти Тамилы "опыт и чутьё".
Они долго ещё сидели на кухне. А я потихонечку взяла шаль и отнесла в мусорный бак.
Красивая. Жалко было. Зато мама обрадуется, какая я умница, как смогла.

А мама, наоборот, расстроилась и наказала меня. Сама сперва говорила, а сама потом наказала.
Я сижу на кровати, смотрю в пол и не плачу. Вот ещё!
Я сдвигаю брови и делаю обиженное лицо. Для этого надо нахмурить лоб, поджать губы и сощурить глаза. И очень хочется посмотреться в зеркало, как получилось.
Но зеркало в коридоре, а я в комнате на кровати. Наказана.
Ну и ладно, потом посмотрю - я всё равно уже запомнила. Такое лицо почти всё время у Каси. Только она ещё этим лицом часто плачет. А я не буду!
Лучше я вырасту и рожу себе ребёночка. И никогда не буду его наказывать, ни разу! Пусть хоть что делает!
Детей наказывать нельзя, они от этого портятся!
Я сижу на кровати и почти чувствую, как я порчусь прямо на глазах. Ну и ладно, ну и пусть! Мама зайдёт в комнату, а я тут сижу вся уже испорченная… бедненькая… одна совсем… наказанная…
И мне так жалостно представлять эту картину, что я потихоньку делаю обиженное лицо, утыкаю его в подушку, и прямо этим лицом горько плачу в белую крахмальную наволочку.


_________________________________________________________
(рисунок - L.Hurwitz)
(Предыдущие части)