October 5th, 2010

анфас

(no subject)

Спала сегодня в высоких махровых носках. Чёрных с сердечками. Ну, холодно потому что. Отопление не включили, а на улице ночью уже около нуля. Не хухры-мухры. Мёрзну не только изнутри, но и снаружи...
Котик Бака целыми днями спит на электрической грелке (ему живётся слаще всех, ага). И правильная хозяйка к нему приставлена, которая каждые полчаса грелку включает (автоматически выключается каждые 30 минут).
А если хозяйка вдруг замешкалась или прозевала, то тогда уж чего – приходится котику выбираться из-под одеялка, которое на грелке постелено, идти к хозяйке на поклон и трогать её лапой за всякие места. Глаза горестные, голос прерывающийся, нос холодный, уши дрожат… Никакое сердце не выдержит.

Вот, значит. А ночью Бака спит, конечно, со мной под одеялом.
И укладывание ритуальное такое.
Я включаю прикроватную лампу и немного читаю (понятно, лежу на спине, ноги согнуты в коленях – удобный домик для котика). Котик приходит сразу же, как только я лягу. Я приподнимаю одеяло, Бака запрыгивает туда, мостится несколько секунд, а потом пулей вылетает и несётся в другую комнату. Вот не вру, каждый божий вечер одно и то же! Там он издаёт какой-нибудь боевой клич, делает круг по коридору и возвращается.
По возвращении котик ломится в параллельный мир.
Это происходит так.
Рядом с кроватью стоит платяной шкаф, где средняя дверь – зеркальная. И котик встаёт на задние лапы и начинает скрести зеркало и выть, как бы «пустите меня вот туда, где другой котик и большая кровать, и где похожая на мою хозяйка». Получает тапком несколько раз, но проделывает эту операцию трижды. Потом снова запрыгивает под одеяло и мостится. Но недолго.
Второй выход из постели – на кухню. Посмотреть, что там хорошего остаётся на утро и не надо ли это прибрать ещё сегодня.
Третий раз котик почти укладывается в ногах, но потом перебирается поближе к подушке, лезет на голову, я его спихиваю, и он обиженный уходит нарезать несколько кругов вокруг кровати.
И вот уже только потооом котик приходит под одеяло совсем ночевать. Сперва немного полежит у меня на шее, поурчит, а потом уже уползает спать аккуратным калачиком где-то в районе хозяйского живота.

Ну так вот. Спала я, значит, сегодня в чёрных носках. Точнее, читала сперва. Котик пришёл, я одеяло приподняла, он запрыгнул. Я не расслабляюсь – поскольку вылететь пулей он может в любую сторону, и лучше заранее сгруппироваться (всё равно иногда не угадываю, поэтому – то плечо поцарапано, то бедро, то ещё чего-нибудь).
Ну, в общем, всё было, как всегда. Только как-то быстро он выскочил, сразу практически. Во второй раз он сперва долго вытягивал шею, заглядывая под одеяло, а потом выскочил точно так же быстро. И в третий. И ещё, и ещё. Даже на кухню не ходил и в зеркало не ломился. А только всё запрыгивал и выпрыгивал, пока мне всё это не надоело окончательно, и я не погасила свет.
И только тогдааа до меня дошло, что он пугается чёрных махровых носков!
А вот вы бы как?
Запрыгиваешь ты себе в кровать, ничего не подозревая… а там у хозяйки под одеялом два мохнатых чёрных монстра в гламурных красных сердечках!
И шевелятся!!!
Ну вот, думаю, какого цвета носки надеть сегодня… Или ну их? Спокойствие котика дороже.