January 20th, 2013

руки

(no subject)

Снег то подтаивает, то опять подмерзает. Город понемногу выдыхает остатки праздничного настроения.
Несколько отчаянных скульпторов высекают фигуры из льда на центральной площади.
В музее шоколада разливают по формочкам наборы подарочной «кама-сутры».
Дедок в расшитом жупане играет на сопилке «Полёт кондора» прямо у собора, из которого прихожане несут баночки с освящённой водой…

Я всё болею и болею. По утрам горло пересыхает, кажется, до самого желудка, а глаза пекут так, словно в них насыпали песка. Коробки с бумажными салфетками расставлены по всей квартире.
Цветные зайцы прижимают к себе войлочные сердца и понимающе качают головами.
Время готовиться к концертам, а голоса хватает только на то, чтобы прикрикнуть на котика Баку.
Котик Бака увлечённо отдирает обивку от дивана и мало реагирует на моё слабое возмущение.
Ничего удивительного - котик Бака теперь звезда!
Вчера у нас было нашествие столичных киношников. Всё как обычно: нашумели, натоптали, накурили…
«Тихо-тихо, в комнату не входить! Тихо-тихо, котик в кадре!»

В ванной с потолка осыпается штукатурка. Похоже, снег идёт и снаружи дома и внутри.
Китайская роза сбрасывает листья и опять не цветёт. Зимуем...
Новенькие гантели сиротливо жмутся друг к дружке и покрываются пылью.
Вчера сожгла упаковку бенгальских огней… Ненастоящие.
Вот вам песенка из нового альбома.



И для Минска.
Скажите, 15-го февраля на квартирник придёте?