July 31st, 2015

анфас

(no subject)

Когда я была маленькая и жила ещё в прошлом веке, время казалось мне большим и длинным. И я думала, что когда человечество перешагнет рубеж следующего столетия, там сразу будет всё как в книжках. Ну вот прямо сразу – чик! – и вокруг тебя чудеса, роботы, летающие такси, диковинные аппараты, мир во всём мире… Ну, приблизительно, как в «Гостье из будущего».
Ведь во всех фантастических фильмах и книжках только и говорилось что о двадцать первом веке.
Но пока я была ещё маленькая и жила в прошлом столетии, о чудесах я могла только мечтать. Раньше я думала, что маленькие девочки (а может, даже и мальчики) мечтают об одних и тех же чудесах. Но потом выросла и узнала, что у всех это по-разному.

Мне вот хотелось непременно иметь волшебную палочку! Ну это, наверное, всем хотелось.
Ещё – шапку-невидимку и сапоги-скороходы.
Ещё я хотела иметь свою собственную Дюймовочку. Строить ей домики, стелить постельки, носить с собой в кармане…
«Неразменную денежку» хотелось иметь. Мне представлялась она монеткой достоинством в 20 копеек (да, запросы были скромными), которая лежала бы у меня в ящике письменного стола. Её берёшь, а она там опять появляется! Сколько раз ни возьмёшь, а она всё на месте!
Ещё мне хотелось иметь стеклянную летающую комнату. Да-да, летающую. И чтобы я всех видела, а меня никто. Невидимая летающая комната!
А ещё была мечта, чтобы подумать о каком-то человеке, и сразу – чик! – и видишь его на экранчике. Видишь, что он делает, с кем разговаривает, слышишь всё. Такой вот карманный волшебный экранчик.
Ещё хотелось уметь уменьшаться и увеличиваться. Как ростом, так и возрастом. Я точно не знала, зачем мне такое умение, но пригодилось бы, наверное.

И ведь, понимаете, я уже тогда подозревала, знала даже, что это нереальные вещи, волшебные, сказочные… Знала, но мечтала всё равно!
А теперь что изменилось? Я по-прежнему знаю, что эти вещи нереальные, но мечтать о них давно перестала.
Детство, наверное, ещё и тем отличается, что мечтаешь вопреки!
Взрослые, мы становимся такими целесообразными, так хорошо знаем, что возможно, а что нет, что иногда не только грустно, а даже стыдно.