August 4th, 2015

анфас

(no subject)

И только скрип усталой половицы,
И только долгий выдох в тишине
Нас выдаёт. То звери или птицы –
На потолке, на кресле, на стене?

Не пустоту раскачивать, как лодку,
Но запрокинув голову смотреть,
Как эта темень выгрызла проводку
И обглодала комнату на треть.

Луна глядит в окно, как морда пёсья,
Трамвай последний всхлипнул и затих,
Но ты не бойся, спи себе, не бойся,
Нет ничего страшнее нас самих.
анфас

(no subject)

Хотела вспомнить и рассказать вам какую-нибудь летнюю историю из детства. Но нашла в архиве вот эту, уже написанную. Хорошая.
И всё чистая правда!

* * *

Иркина любовь

Мы тихонько стоим в коридорчике у приоткрытой двери и стараемся не шуметь.
Ирка на два года меня старше.
Середина августа.
Нас привезли на чужую дачу на какой-то праздник. Все взрослые сейчас во дворе: мужчины суетятся у мангала, женщины накрывают стол под большим брезентовым навесом. Совсем малышня плещется в надувном детском бассейне.
- Он там? – шепчу я Ирке в спину.
Она почти на голову выше, и мне ничего не видно.
Ирка, не оборачиваясь, машет на меня рукой, и я обиженно соплю и переминаюсь с ноги на ногу.
В доме тихо и прохладно. Со двора доносится смех и разговоры, и музыка из транзистора. Джо Дассен поёт что-то очень грустное на французском…
Любопытство берёт верх, и я протискиваю голову между Иркиной рукой и дверью.
- Ир, ты его видишь? Ну, Ира-а…
- Тсс… - шипит на меня Ирка и локтем пихает в макушку.
Я напираю сильнее - дверь со скрипом поддаётся, и мы вваливаемся в комнату. Ирка вдруг густо краснеет, цедит сквозь зубы: «Дура!» - и бежит во двор. Я какое-то время стою и смотрю, растерянно улыбаясь.

Collapse )