March 26th, 2016

анфас

(no subject)

Иногда от своих детских страхов я пряталась на старой яблоне за летней верандой.
Карманная бабушкина метафизика предполагала две крайности – рай и пекло.
И то, и другое – неизменно было формами жизни. Просто была жизнь «до» и жизнь «после». И жизнь «после» - делилась на хорошую и плохую.
– Но что там, что там между жизнью и смертью? – думала я. – Что же между? Как вот это всё происходит в момент перехода?
И в минуты острого детского одиночества этот выдуманный яблочный Парадиз, нависающий над старенькой рубероидной крышей, служил мне гарантией безопасности и успокоения. В конце концов, какая разница, как происходит то, что слишком далеко. Так далеко, что может никогда и не случится.
Теперь яблоневый сад растёт прямо у меня внутри.
Он цветёт и плодоносит.
И иногда засыпает на зиму.
И это никак не связано с календарными временами года.
Меня больше не волнует, что там между. Все догадки беспочвенны. А именно догадки пугают больше всего.
Было время, когда я думала: а что же я буду делать, когда совсем состарюсь, когда меня уже разлюбят все мои мужчины, когда меня навсегда уже покинут весна и лето? И никогда не думала, что вдруг не успею состариться...
А будет осень. Будет октябрь. Вполне возможно, я буду варить яблочное варенье. Закатывать его в банки, складывать в тележку.
И потом везти эту тележку по длинному коридору, который между.
Кто знает, как у них там со сладким… особенно у тех, которым досталась не лучшая жизнь «после».