August 1st, 2018

анфас

(no subject)

Чего только не напишется в третьем часу ночи, когда бессонница после капельницы, и ломит все кости и мышцы, тошнит и бросает в жар....

Без рифмы

Когда Красавица и Чудовище
переживут уже все свои метаморфозы
(она немного постареет, он будет очеловечен
и вполне ещё ничего, дети выросли
и разъехались, друзья захаживают всё реже),
однажды утром,
когда в саду
выстреливают брызги автоматического полива
и алые цветы начинают раскрывать нежные бутоны,
Красавица вдруг пойдёт в сторону терновника,
куда ходить не надо, и незачем,
(и главное – не велено по брачному договору),
встанет на четвереньки
и поползёт
по еле заметной тропе, обдирая
лицо и руки, цепляясь полами платья,
и там, где внезапно метнётся тень
(да ладно, какая тень, что за глупости, в самом деле),
она раздвинет ветви и вдруг увидит
большую клетку,
в которой сидит Чудовище –
с печальными глазами, седой шерстью, сутулое и худое –
и она сразу узнает его и окликнет,
но Чудовище отвернется, опустит голову
и станет ещё сутулее,
и это будет так невыносимо, что она, что она...
но со стороны дома Красавица вдруг услышит,
как её окликает
другое
Чудовище,
ещё помедлит и поползёт обратно,
обдирая лицо и руки, цепляясь полами платья,
потому что в сказках с хорошим концом
так не бывает...