?

Log in

No account? Create an account
 
 
20 Август 2009 @ 12:10
 
Когда мне было неполных пять лет, я разучилась ходить.
После двух месяцев комы я разучилась ходить и разговаривать.
А до того мама ночами сидела на стуле в больничном коридоре, в реанимацию её не пускали, а лишь разрешали иногда заглянуть через щёлку в двери.
А бабушка непрестанно молилась и заказывала службы «во здравие» в большом польском костёле, и жгла жёлтые свечечки.
А я лежала худым бледным овощем, маленькой восковой фигуркой, в огромной кислородной барокамере, и консилиум профессоров путём открытого голосования решал, стоит ли резать или уже нет смысла.
И резать не стали.
А тот, кто раздаёт смыслы… как он углядел меня, такую маленькую и ни о чём уже не просящую, сквозь узкое окошко палаты на седьмом этаже, сквозь все эти проводки, капельницы, катетеры?..

Так вот, я разучилась ходить и разговаривать.
Я прекрасно помню, как меня первый раз поставили рядом с больничной кроватью, я держалась за деревянную спинку одной рукой и за стенку другой, и не знала, что дальше делать. И садилась на пол и плакала, а меня всё поднимали и ставили, и ставили…
А потом, ещё через месяц, меня привезли домой.
И ещё не сошёл весь снег, и был почему-то зелёного цвета. Всё вокруг казалось ядовито-зелёного цвета, и от этого очень болели глаза.
И народу собралось половина улицы - всплёскивать руками, головами качать, смотреть на меня, неловко переставляющую худые ножки в больших войлочных сапогах.

И я помню Володьку, соседского пацана Володьку, с большими карими глазами и дыркой вместо передних зубов. У него мама была медсестрой в районной поликлинике.
Он подскочил ко мне и сказал:
- А моя мама будет теперь к вам ходить уколы делать!
И я хотела что-то ответить, но никак не могла вспомнить никаких правильных слов, и сразу смертельно устала от этого короткого напряжения. И меня вдруг стошнило прямо здесь же, на этот зелёный снег, на войлочные сапоги…
И бабушка подхватила меня на руки и унесла в дом.
Она несла меня через коридор, через гостиную, не разуваясь, в мою комнату…
А я смотрела в потолок, и он казался мне каким-то низким, и всё было каким-то узким, тесным, маленьким. Наш огромный, просторный дом вдруг сделался игрушечным и картонным, так, словно я давно отсюда уехала, а теперь выросла и вернулась лет через двадцать.
И больше никогда он уже не был прежним. И я никогда уже прежней не была.


__________________________
(фото - feebrile)
Метки:
 
 
 
gulchataygulchatay_13 on Август, 20, 2009 11:15 (UTC)
Лучше уж самому что-то подобное пережить, чем видеть, что годами мается твое единственное дитя, которому ты ничем не можешь помочь, а только облегчаешь его муки как можешь И просто очень его любишь. И тысячу раз еще терпел бы эти муки, но только тот, кто раздает смыслы, принял решение муки эти прекратить. И только низко ему поклониться за это. За то, что прекращены муки его, не мои.
Хотя имею ли я право рассуждать так. Не я же раздаю смыслы? простите. Просто сегодня тема возникала не раз, а в этот раз была та самая капля.
да, "Господи! Неужели нужно обязательно что-то пережить, чтобы потом из себя что-то представлять? Это жестоко...", это так. Жестоко, но в то же время справедливо.
pristalnayapristalnaya on Август, 20, 2009 11:17 (UTC)
Иной раз мы превратно судим о справедливости, видя только маленький кусочек большого пазла. Жизнь мудра...