pristalnaya (pristalnaya) wrote,
pristalnaya
pristalnaya

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

(19) Невыносимые вещи

Когда много пыли, я чихаю. Сегодня я чихаю всё утро (вот опять!), потому что у нас генеральная уборка. И мы разбираем антресоли и книжный шкаф. И даже отодвигаем диван.
- Мама, почему «генеральная»? Мы же не генералы?..
Я складываю книжки аккуратной стопочкой по цвету (или лучше по размеру?) и думаю, что, наверное, бывает ещё солдатская уборка и командирская уборка. А ещё детская и родительская. А может быть, даже докторская или космонавтская!
(Вот эта книжка очень интересная, я её быстренько посмотрю).
Мама говорит:
- Это просто такое название. Это значит, что главная, большая уборка.
Мама говорит:
- Полина, и положи уже книжку! Ты уже полчаса эту стопку перекладываешь. Горе луковое…
Я опять чихаю, и мама говорит:
- Будь здорова! Да что ж такое? Лучше вот что - иди игрушки разложи. Все старые собери отдельно – потом вынесем.

Как это «вынесем»? Какие такие «старые»?.. Я не понимаю. Я уже сто раз переложила всё из коробки на кровать, и опять с кровати в коробку, и опять обратно.
Я смотрю на кукол (шесть штук), одну я обстригла налысо, но она меня потом простила. А вот у этой ногти накрашены фломастером – красиво, хоть маме не понравилось.
Я глажу медведя Умку (большого и ещё одного маленького) и поправляю бант плюшевой собаке (её зовут Бутуся, как Ромкину).
Вот резиновый жираф и резиновая свинка. Свинка не очень симпатичная, но очень грустная. Ей на улицу никак нельзя без жирафа. А жираф никуда отсюда не уйдёт, он боится.
Нет-нет-нет, никого мы не вынесем. Это совершенно невыносимые игрушки!
- Ну что ты тут? – спрашивает мама.
- У нас совсем нет старых игрушек, - говорю я.
И делаю такое удивлённое лицо… оно означает «как же так, сама не понимаю». Такое лицо бывает у мамы, когда она ищет ключи или вдруг сахар закончился.
- А вот это? – мама поднимает за ухо белого зайца, который совсем уже не белый.
У зайца вместо глаз две пуговицы – одна чёрная, другая синяя. И из дырки в боку выбивается поролон.
- Что ты, мама! - я обнимаю зайца двумя руками. – Это же Валера! Он же мой друг!
- Ааа… вот оно что! - говорит мама, разводит руками и идёт на кухню.

А вечером я так устала, что у меня тошнит даже в ногах. Я сажусь в постели и спрашиваю:
- Ну вот если бы тебе сказали: «Давайте вынесем эту старую девочку и купим вам новую!» - то ты бы что?
Мама поправляет мне подушку и целует в лоб.
- То я бы сказала: «Ни за что на свете!»
- Вот и я ни за что на свете!
Я ложусь на бок и обнимаю зайца Валеру.
- Но мы же не можем хранить все-все игрушки, - говорит мама. – Мы же всё время покупаем новые. Скоро нам самим тут не останется места.
- Останется! – говорю я. – У нас же есть ещё твоя комната, коридор и кухня!
- Совершенно невыносимый ребёнок, – вздыхает мама и прикрывает дверь.
- Совершенно невыносимая мама, - говорю я Валере на ухо и улыбаюсь.
И хочу ещё что-то ему рассказать (и ему, и всем остальным) о том, как нас никто никуда отсюда не вынесет, но в воздухе уже начинают порхать цветные бабочки, и веки делаются тяжёлыми, а руки и ноги лёгкими…
- Завтра, - думаю я. – Я всё расскажу вам завтра…


________________________________________________________________
(рисунок - L. Hurwitz )
(Предыдущие части)
Tags: Полина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →