pristalnaya (pristalnaya) wrote,
pristalnaya
pristalnaya

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:
Женечка пишет мне:
«Я почти никогда не довольна своими твоими портретами. Ну, понятно, техника, композиция, свет и прочая. Но даже не это. Неуловимая… я не могла понять, чего же я не вижу… и вот, кажется, чуть-чуть нащупала.
Ты никогда не одна. Он (ОН!) – всегда рядом. Я думала раньше, что ты со "зрителем".
Фиг!.. Это не зритель, это Он.
Мужчины рядом (те, которых я видела рядом с тобой) – ничего не меняют в этом раскладе…
И вот же задача – как сфотографировать того, кого я не вижу?..
Не в этом ли секрет…»

Мужчины ничего не меняют в этом раскладе… В этом раскладе, вообще, ничего поменять невозможно. И я это чувствовала всегда, а сформулировать не умела.
– Куда ты смотришь? – спрашивает меня моя Олька. – Не смотри на меня так, я пугаюсь.
В этом какая-то особая личная трагедия – быть рядом с кем-то, кто никогда не воплотится на самом деле, но на кого только и можно смотреть вот так…

* * *

Однажды мы ночевали на берегу Тирренского моря. То был платный пляж, и странно, что нас не нашли и не прогнали. Но ночью нас обчистили, как лохов. И, чтобы доехать до Рима, утром мы побирались на платформе. На мне были новые босоножки, и я стёрла ноги в кровь. Босоножки мы выбросили из окна электрички где-то между Лидо и Лаурентиной.

* * *

А в другой раз, ещё когда я впервые попала за границу, мы были проездом в Каннах (одна ночь в дешёвой гостинице). Есть хотелось катастрофически, а денег не было совсем. Нам хватило на два больших рисовых шарика (в китайском ресторанчике «на вынос»). В каждом была, наверное, целая ложка красного жгучего перца! Мы рыдали от горечи и обиды, задыхались и стонали. Нам было нечего пить, некуда бежать, и я думала, что мы не выживем!
К утру у нас распухли губы и языки, и мы не могли целоваться.

* * *

В Минске мы спали через стенку с сумасшедшей бабушкой. Половину ночи она сама с собой шепталась на кухне, а вторую половину – громко звала кого-то с балкона (какое-то непонятное имя, я не помню, может собачье)… Утром мы ели куриные консервы, и потом у меня были жуткие спазмы в животе, практически до обморока. Причём, всё это время мы гуляли по центру города. И я согласилась пойти в театр – только потому, что там были туалеты, а нигде больше не было. Но без билета нас не пускали.

* * *

А в Париже мы ночевали в какой-то съёмной комнатушке, в которую всю ночь стучали обкуренные арабы. До нас там жила пара наркоманов, и нас до утра кусали клопы. Там я нашла маленькую дамскую сумочку с конфетным фантиком, несколькими франками и женской заколкой. Я забрала сумочку себе – за моральный ущерб.
(Я вот только сейчас подумала, что, возможно, это была детская сумочка.)

* * *

Здесь должна быть какая-то фотография, наверное. Но не будет.
Tags: результаты любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →