pristalnaya (pristalnaya) wrote,
pristalnaya
pristalnaya

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Кем быть? (архивное)

К недавней беседе о том, кто кем хотел стать в детстве, вспомнилось...

Когда мне было года три-четыре, я мечтала стать пожарницей. До того мне никем не хотелось стать. Хотелось просто быть и всё. Но потом я стала мечтать, как буду ездить на большой красной машине с мигалкой и лазить по выдвижной лестнице. И стану круче соседского Рули, у которого папа – милиционер. Но Руля дал мне тумака и сказал, что девчонок в пожарники не берут. И я сразу начала хотеть стать дворником. Не потому, что амбиций никаких у меня не было и фантазии. Просто я считала так: дворники раньше всех встают и всегда что-нибудь находят! А дети любят что-нибудь находить – монетки всякие, пробки от бутылок, фантики от жвачек, пуговки, красивые стёклышки, значки - тут уж как повезёт. Ну и, конечно, от возраста зависит. В три года тебе и календарик – сокровище!
Быть дворником я хотела ровно от лета до зимы. А зимой я увидела, как у гастронома дворники колят лёд, при помощи лопат и железных колов. И если посыпать дорожки солью и песком - занятие довольно интересное, то на всё остальное я согласиться не могла.

Когда мне было пять лет, я захотела стать космонавтом и затребовала телескоп. Кстати, взрослые вопросы «кем ты хочешь стать» и «кем ты будешь работать» - были совершенно разными в моём понимании. Не могла же я работать космонавтом! Это что значит? Что мне и деньги за это будут платить? И за дворника, и за пожарника? Ну нееет, мы за мечту денег не берём!
Честно говоря, годам к шести, я не очень понимала ещё все эти товарно-денежные отношения и всякое такое. Но я точно знала, к примеру, что за одну копейку можно купить коробок спичек, а за две – позвонить из телефона-автомата,
три копейки – это маленькая булочка или трамвайный билет,
четыре – глюкоза в таблетках,
пять – большой бублик, посыпанный маком,
шесть – аскорбинка из аптеки (витаминки такие большие),
семь – это фруктовое мороженое в бумажном стаканчике,
восемь – пакетик сухой шипучки,
девять – стакан берёзового сока,
а десять – уже томатного,
одиннадцать – гематоген,
двенадцать – маленький брикетик какао с молоком…
Это я всё к тому, что 20 копеек в шестилетнем возрасте – это было целое состояние!
А вот, кстати, моя Алька в пять лет уже имела определённые намеренья. Она хотела стать великой художницей и продавать свои картины за большие деньги.
- Я вырасту, нарисую много-много картин, поеду с ними на "вернисаж" и продам за много денег! - говорила она.
"Вернисаж" - это у нас такая площадь есть рядом с центром города, где все художники тусуются.
- А если твои картины никто не купит? - спрашивала я.
- Мам, ну ты что, не понимаешь? Я же буду рисовать ХОРОШИЕ картины! - уверяла меня дочь.
- Ну ладно-ладно, - соглашалась я. - Рисуй и вези!
- А ты дашь мне денег на трамвай?..

Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket

Итак, я собиралась открывать новые галактики и бороздить просторы вселенной. Но бабушка мне сказала, что я плохо кушаю, что я слишком кволенькая, что я, в конце концов, девочка, и что никакая комиссия меня в космос не пустит. И сколько бы я не говорила: «А вот Белка и Стрелка!..» - взрослые были непреклонны и только посмеивались.
И тогда мне захотелось чего-то романтического и женского. Я решила, что буду продавщицей. Но не просто так, где попало, а именно в отделе «соки-воды»! Там была такая металлическая вертушка с фонтанчиками, где мылись гранёные стаканы. Сок был налит в стеклянные кувшины с одной ручкой. И ещё были два специальных стакана – один с солью, другой с водой, в которой отмокали алюминиевые ложечки. Я представляла себя в синем нейлоновом халате (лучше, если в горошек), белом передничке и чепчике с кружевом.

Когда я пошла в первый класс, я сперва захотела стать скульптором. Мне нравилось лепить из пластилина. Но дело не только в этом. Тогда вдруг вошли в моду самодельные брошки, значки и даже серьги. Их делали из теста - из обычной муки с добавлением клея ПВА. А потом раскрашивали гуашью или акриловыми красками. Чаще всего это были пошлые красные розочки на двух зелёных листиках. Надо сказать, что я неплохо преуспела в этом ремесле. Точно помню, что сделанные мной розочки какое-то время носили мои тётки и даже мама.

Позже я, наверное, хотела стать учительницей, но не помню, чтобы это было сильное и долгое желание. Я вообще, оказалась девочкой непостоянной и точно не знала, чего хочу. Точнее знала, но на коротком отрезке времени. В младшей школе я металась между желанием стать сыщиком и певицей, дрессировщицей и гимнасткой, каскадёром и кондитером, астрономом и фокусницей… Выбор был огромен, а мир практически непознаваем. Ещё всё было возможно!

Помню только, что врачом я никогда не хотела стать. Я бы не смогла. Врач должен быть совершенно спокоен, сосредоточен и хладнокровен. А я погибала бы от боли, сочувствия и разрыва сердца рядом с каждым пациентом.
Кстати, аптечный гематоген я иногда покупаю до сих пор. И томатный сок люблю. Жаль теперь его делают с солью и нет уже того таинства, когда зачерпываешь соль на кончик ложки и размешиваешь, звеня по стеклу, и мелкие пузырьки воздуха всплывают на поверхность…
Tags: архив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments