pristalnaya (pristalnaya) wrote,
pristalnaya
pristalnaya

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:
Белый тихонько приоткрыл дверь и заглянул в комнату. Они сидели там и разговаривали. Её тонкий профиль на фоне окна был прекрасен, особенно, когда она смеясь встряхивала волосами и запрокидывала голову. Док сидел в кресле (в ЕГО кресле!) и поминутно наклонялся к ней, чтобы сказать что-то на ушко.

Белый был совсем юным и невинным, когда их представили друг другу. А она... О, она уже тогда была по-взрослому прекрасна. В её жизни уже случались мужчины, она знала ласку, и терзания, и ревность, и сладость. У неё были тонкие длинные пальцы. Сколько раз в последствии он припадал щекой к этим пальцам!.. Он полюбил её сразу. С первого взгляда, с первого касания.
Он переехал к ней в начале лета, она сама так хотела. Что это были за времена! Они ели из одной тарелки, пили из одной чашки, они сидели вечерами у окна, разглядывая прохожих, они могли даже не разговаривать, просто смотреть подолгу в глаза друг другу... И никто, никто не мог отнять её у него!

Скрипнула половица. Она шла в кухню. Белый метнулся от двери.
- Ну я же просила тебя! Ну разве так трудно подождать чуть-чуть в другой комнате?
Да, да, она просила. Он обещал ей, дурак, обещел! Он пробормотал что-то в своё оправдание.
- Ну не обижайся, - она поцеловала его в висок, взяла две чашки и снова ушла в комнату. Он постоял, прислушиваясь (слов было не различить), и снова припал к двери.


Она любила Белого, любила по-своему. Они по-прежнему спали в одной постели. Он знал каждую клеточку её кожи, каждую впадинку её тела. Он любил просыпаться первым и долго смотреть на неё, чтобы сорвать с губ первый утренний поцелуй. За эти годы он даже научился различать, как меняется запах её лица за минуту до пробуждения. Он знал о ней всё! Как она сейчас наклонит голову, что скажет, как поднесёт чашку к губам, как закурит... Сколько он уговаривал её бросить курить, упрямую девчонку!..

Она снова засмеялась. Он заглянул в щёлку. Док целовал её в шею. Ах, как захотелось ворваться туда, всё высказать, дать по морде этому напыщенному снобу. Белый знал, что не может. Иначе она расплачется. Двух вещей на свете Белый боялся больше всего. Если она расплачется и если однажды уйдёт и не вернётся.

В последний год в доме часто появлялись незнакомые мужчины. Она ничего не объясняла. Она знакомила их с Белым, они вместе ужинали, трепались ни о чём, иногда играли в дурацкие настольные игры. Он не чувствовал ни тревоги, ни опасности. Но Док! Док стал появляться чаще. У них были какие-то свои секреты и это разбивало Белому сердце. Что? Что может их связывать? Может, у неё страшная неизлечимая болезнь и она пока не хочет ничего рассказывать? Может, она наконец нашла новую работу и готовит сюрприз? Она просила дать ей время, не настаивать ни на чём. Она была по-прежнему ласкова и делила постель только с ним. Но что-то новое витало в воздухе, что-то в её настроении, в движениях...

В комнате засуетились. Заговорили громче. Она проводила Дока в коридор, поцеловала его в щёку (господи, как она может?) и закрыла за ним дверь.
- Ну иди сюда, Белый, не дуйся, иди! - она подхватила его на руки, плюхнулась в кресло и поцеловала в тёплый нос. Белый не мог долго злиться, особенно когда она делает вот так... да, за ушком... и по спинке... и животик... Он заурчал, ласково прикусил её за локоть, поудобнее устроился на коленях и прикрыл глаза.
Ну и ладно, как-то оно будет. Может, Док больше и не появится. В конце концов, она же всё понимает. Зачем им тут кто-то третий? Им же так хорошо вдвоём. Так хорошо. Так хорошо...
Tags: кошки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments