Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

анфас

(no subject)

Оттого, что зима, оттого, что глядит из ночи
подворотнями глаз белый город в белёсое небо,
оттого, что у памяти не было веских причин
нас кормить от души воробьиным усушенным хлебом,

мы стоим посреди этой жизни одни, посреди
этих смертных людей, что покуда отчаянно живы,
и, мне кажется, чаще теперь холодеет в груди
оттого, что пейзаж истончается вглубь перспективы,

означая её завершение. Можно и впредь
раздвигать пустоту в бесполезной попытке ответа,
но, похоже, никто дальше смерти не хочет смотреть,
дальше снега её, дальше этого белого света.

Мы войдём в этот свет, в этот год, в этот белый предел,
как входили до нас в ту же реку, в бессменную данность.
Оттого ли, что строй воробьиный наш так поредел,
Рождество долгожданно, воистину, долгожданно...

(2014)
анфас

Альбер Камю

• Немного любви — это очень много.

• Вы знаете, что такое обаяние? Умение почувствовать, как тебе говорят «да», хотя ты ни о чем не спрашивал.

• Для того, чтобы мысль преобразила мир, нужно, чтобы она сначала преобразила жизнь своего творца.

• Очень уж утомительна жалость, когда жалость бесполезна…

• Абсурд рождается из столкновения человеческого разума и безрассудного молчания мира. Абсурд не в человеке и не в мире, но в их совместном присутствии.

• Настоящая забота о будущем состоит в том, чтобы отдать всё настоящему.

• После определенного возраста каждый человек отвечает за свое лицо.

• Человек — это единственное существо, которое боится быть тем, что оно есть.

• Рано или поздно всегда наступает момент, когда люди перестают бороться и мучить друг друга, смиряются наконец с тем, что надо любить другого таким, как он есть. Это — царствие небесное.
анфас

(no subject)

Слушайте, я понимаю, что бывают чудеса и необъяснимые вещи. Что существуют нетрадиционные методы лечения. Что кто-то лечится травами, содой и шапочками из фольги. И кому-то даже помогает. Но есть же какой-то предел всему...
Я очень понимаю людей, которые хотят мне помочь, присылают статьи на исследования, рассказывают о своём опыте, дают ссылки, рекомендуют рецепты и пишут о панацеях. Я всем благодарна, всё смотрю, перепроверяю, изучаю... Хотя за 5 лет в онкодиагнозе перелопатила столько откровенной херни (простите, иногда никакого зла не хватает). А рецепты всё шлют и шлют. И даже потом перепроверяют, воспользовалась или нет. И обижаются, если нет. И обвиняют в неблагодарности и лицемерии. И пишут гневные письма...
Вот новенький, сегодняшний. Может, кому надо:

«Пишу простой способ лечения. Он основан на уринотерапии. Не надо пить никакую мочу. Надо взять и написать в металлическую кружку 50-100 мл утренней мочи (сразу после сна!) и доведя её до кипения на плите (но не кипятить!) сделать укол 2 мл. в ногу (в бедро), используя стерильный шприц. И всё! Так надо делать 2 недели. Потом перерыв дней 5. Потом опять 2 недели вкалывать утреннюю мочу в ногу. Весь смысл уринотерапии заключается в том, чтобы "обмануть организм" и заставить его таким образом запустить имеющиеся у него резервы, которые и будут им самим направлены против болезни. Этот метод разработан Институтом уринотерапии во Франции, на основе 20 летнего изучения этого явления. Он взят мной из реального Авторского свидетельства. То есть метод запатентован во Франции.»

Кто там во Франции? У вас такие чудеса исцеления происходят, а вы молчите? Люди вон 20 лет писают в кружку и изучают уколы с кипящей мочой. А мы тут рецептами консервации балуемся. Как дети, ей богу...

P.S. Пишу даже не за тем, чтобы осудить «добродетеля», а чтобы предостеречь легковерных. Порой люди в диагнозе, отчаявшись, готовы хвататься за любую соломинку. Будьте бдительны и благоразумны.
анфас

(no subject)

Люди забудут, что вы говорили. Люди забудут, что вы делали. Люди не забудут одного — что они чувствовали благодаря вам. (с)
анфас

из воспоминаний

Как-то приехал к нам чешский зверинец. Было мне года три. И мама повела меня смотреть зверюшек. У клетки с макаками толпилось больше всего народу. Я стояла там долго, пока мама не взяла меня за руку и не отлепила от заборчика. И мы пошли к клетке с лисами.
- Нравятся? - спросила мама.
У меня всё сжалось внутри от дурного предчувствия. Я подняла голову и увидела, что это не моя мама!.. Что я должна была сделать в такой ситуации? Я должна была начать орать. И я начала! Конечно, я не кричала "милиция, милиция!" - я просто выла вголос, как сирена.
Голос своего детеныша любая самка узнает из сотни других голосов. К тому же выбор был невелик - орали два детеныша. Я - у клетки с лисами, и еще одна девочка - у клетки с макаками. Нас быстро опознали, обменяли и увели. Всё закончилось благополучно.

*

Когда мне было года четыре, мы с мамой поехали в больницу проведать мамину сестру Валю. У той было сломано ребро. Сперва мама рассматривала страшную фотографию. Она была черно-белая, прозрачная, называлась страшным словом "рентген" (это я теперь знаю), а внизу на ней была наклеена бумажка - и там всё про тетю Валю: имя, фамилия, год рождения... Мы шли по коридору, я семенила за мамой и вертела головой в разные стороны. И вдруг мама потерялась. Мне очень хотелось тут же заорать. Вместо этого я начала молча носиться взад-вперед по коридору, глотая слезы и почти чувствуя себя сиротой. Мне казалось, что прошла целая вечность! Меня поймала медсестра и стала выпытывать, чья я и как меня зовут. Я молчала, как партизан. Я же не дура! Как только они выпытают имя, его тут же напишут на бумажке, и начнут делать с меня страшную фотографию, как с тети Вали.
Когда мама меня обнаружила, я билась в истерике, вырываясь из цепких лап адской медсестры. Нас разняли и меня увели. Так я спаслась от смерти.

А вас теряли в детстве? Может, вам доводилось заблудиться?

*

Я однажды заблудилась. Но было это абсолютно умышленно. И было мне лет шесть. Надо сказать, что для своих лет выглядела я очень молодо, и больше пяти мне никто не давал. Я была тоненькая, бледная, и вызывала жалость пополам с желанием меня тут же накормить, желательно манной кашей.
Жила я с бабушкой. У папы давно была новая семья, и он изредка, раз в году, брал меня в гости. Как все маленькие девочки, я ужасно скучала по отцу и ужасно его идеализировала.
План был такой. Адрес отца я знала наизусть. Значит, я собиралась найти наиболее людное место и начать там рыдать. Соберется народ. Я им скажу, что заблудилась, назову папин адрес и какая-то добрая тетя меня немедленно туда отвезет.
Я пошла к гастроному, что за углом, села на ступеньки и стала давить слезу. Сперва было трудновато, потом пошло легче. Толпа образовалась быстро. Толпа не могла понять, как я оказалась на другом конце города от того адреса, который талдычила. Доброй тети не попалось ни одной. Все оказались злые и повели меня в милицию!..

Тут следует сказать, что больше всего на свете я боялась оказаться в четырех местах: в милиции, скорой помощи, службе газа и в пожарной. Их телефонные номера набирались бесплатно с телефона-автомата, и мы, детвора, собравшись кучкой, частенько по этим номерам звонили, говорили всякие глупости и бросали трубку.

Какой ужас, - подумала я, - сейчас милиция на меня посмотрит, сразу узнает и скажет: "Аааа, это та самая дееевочка! Которая балуется с телефоном-автомааатом!" Меня немедленно посадят в тюрьму и будут кормить исключительно манной кашей!
Я начала неподдельно рыдать и уговаривать тёть, что я всё вспомнила, что я тут за углом, что отпустите, бога ради! Но тетки были неумолимы!
Отделение милиции находилось тут же недалеко. Меня завели в коридор, и навстречу нам (о, чудо!) вышел наш сосед дядя Витя, с чьим сыном я гоняла каждый день на велике. В настоящей милицейской форме! "От тюрьмы меня отмажут",- с облегчением подумала я.
Самое страшное было потом, когда дядя Витя привел меня домой и рассказывал всю историю бабушке. Мне было так стыдно! Так стыдно!.. Что лучше бы я по-настоящему заблудилась...
анфас

Любопытно о наркотиках

Знаменитый ямайский регги-музыкант Боб Марли завещал положить в свой посмертный склеп гитару «Les Paul», футбольный мяч, Библию и свёрток марихуаны.

В Королевстве Бутан марихуана растёт повсеместно, но очень долго использовалась только как корм для свиней. Только после 1999 года, когда в стране был снят запрет на телевидение, бутанцы узнали, что её можно употреблять как наркотик. В это же время стал фиксироваться рост уровня преступности, хотя он остаётся одним из самых низких в мире.

Подавляющее большинство кругов на посевных полях, появление которых любят связывать с посадками НЛО или другими паранормальными явлениями, делаются шутниками. Однако иногда их образуют животные, в частности, валлаби. По словам губернатора австралийского острова Тасмания, эти сумчатые не раз были замечены на полях опийного мака, выращиваемого для медицинских целей. Наевшись маковых зёрен, валлаби меняют поведение и начинают прыгать по кругу.

Картель колумбийского наркобарона Пабло Эскобара оперировал огромным количеством наличных денег. По рассказу его брата Роберто, они тратили 2500 $ ежемесячно только на резинки для перевязывания пачек купюр. Примерно 10% наличности терялось из-за крыс, откусывающих уголки купюр в хранилищах.

Тот же Пабло Эскобар на пике своего могущества в 1989 году, согласно списку Forbes, имел состояние в 25 миллиардов долларов. По свидетельству его сына, однажды, скрываясь от властей в горах, Эскобар сжёг 2 миллиона наличными, чтобы согреть замёрзшую дочь и приготовить пищу.

Большинство купюр американских долларов имеют на себе следы кокаина. Однако это не означает, что все они использовались для употребления наркотика — его частички передаются с одной купюры на другую при их контакте в бумажниках.

Многие известные наркотики изначально продвигались как лекарства. Например, героин был выведен на рынок в 1898 году немецкой компанией Bayer AG как лекарство от детского кашля. Хотя через 15 лет его производство в этом статусе было остановлено, ещё до 1971 года героин можно было купить в немецких аптеках.

Ещё более богата медикаментозная история кокаина: многочисленные эксперименты во второй половине 19 века давали повод учёным рекомендовать его для анестезии и повышения выносливости. Зигмунд Фрейд после проверки свойств кокаина на себе пропагандировал его как лекарство от депрессии, сексуальных расстройств, сифилиса и алкоголизма. Фрейд утверждал, что кокаин не вызывает никакого привыкания, но впоследствии это было опровергнуто, и кокаин постепенно запретили во всех странах.

Наркотик первитин (производное метамфетамина) широко использовался для стимуляции солдат Вермахта — его таблетки официально входили в паёк лётчиков и танкистов. Употребляли его и гражданские лица — в продаже были шоколадные конфеты с начинкой из первитина, хотя впоследствии министерство здравоохранения распознало его опасность и запретило производство. Фармацевты, создавшие первитин, после войны были вывезены в США и участвовали в создании препаратов, применявшихся уже американской армией в Корее и во Вьетнаме.

Несмотря на то, что в Нидерландах легализовано курение марихуаны, уровень её потребления голландцами один из самых низких в Европе. Также в Нидерландах один из самых низких показателей смертности, связанной с приёмом наркотиков — восемь случаев на миллион жителей (например, в Великобритании этот показатель равен 50).

Сейчас почтовые голуби уже редко используются для доставки писем, однако успешно справляются с другими заданиями. Например, в удалённых районах Англии и Франции голуби доставляют в больницу пробы крови. А наркодельцы запускают целые стаи голубей для доставки героина из Афганистана в Пакистан.

Употребление в пищу пирожков или булочек с маковыми зёрнами может вызвать положительную реакцию теста на наркотики в крови.
анфас

Любопытно об алкоголе

(Кстати, какой у вас любимый алкогольный напиток?)

В средневековой Чехии населённый пункт, чтобы получить статус города, должен был самостоятельно вершить суд, иметь таможню и пивоваренный завод.

Выражение «заморить червячка» является калькой с французского «tuer le ver» («убить червя»). В переносном смысле этот оборот означает выпить натощак рюмку спиртного, что связано с бытовавшими ранее поверьями об эффективном лечении гельминтоза таким способом. В русском языке данное значение исчезло, уступив значению «перекусить».

Название камня аметист происходит из древнегреческого языка, где означает «неопьяняющий». Древние греки считали, что если пить алкоголь из сосуда, который сделан из аметиста, то опьянеть не получится ни при каких дозах.

По статистике, среди всех дней в году самый высокий риск умереть приходится на день рождения. Причиной тому являются два ключевых фактора. Во-первых, безрадостный праздник усиливает имеющуюся депрессию, поэтому возрастает вероятность того, что человек решается на самоубийство. И наоборот, в день рождения часто происходят несчастные случаи, вызванные нерациональным поведением на вечеринках из-за употребления алкоголя.

Согласно Геродоту, у древних персов существовала двухэтапная традиция принятия важных решений. Очень часто такие решения рождались во время пьяных посиделок, но на следующий день они обязательно обсуждались ещё раз в трезвом виде. И наоборот: то, что было принято изначально без алкоголя, должно было пройти повторное рассмотрение под его влиянием.

Немецкий алкогольный завод G-Spirits выпустил особую партию бутылок виски, рома и водки, всё содержимое которых было вылито на обнажённую грудь моделей Playboy, а затем собрано обратно. По заявлению компании, через каждую грудь прошло не более 5000 бутылок. Все они пронумерованы и вручную подписаны моделями.

Вино и более крепкие спиртные напитки, такие как коньяк или виски, традиционно выдерживают в дубовых бочках, так как древесина дуба очень хорошо пропускает необходимый напитку кислород. В процессе старения каждый год испаряется несколько процентов объёма напитка — точная цифра зависит от температуры и влажности помещения, а также плотности, размера и возраста бочки. Виноделы поэтично называют испаряющуюся часть «долей ангелов».

В Бельгии варят столовое пиво с содержанием алкоголя до 1,5%, предназначенное для запивания блюд во время обеда или ужина. До 1970-х годов такое пиво постоянно подавали в школьных столовых, но потом оно было вытеснено газировкой. Хотя и сегодня в Бельгии немало сторонников возвращения столового пива в школы, потому что оно, по их мнению, полезнее колы.

Пётр I боролся с пьянством разными методами. Для особо отличившихся алкоголиков он велел изготовить чугунный орден «За пьянство» весом около 7 кг без учёта цепи. Его вешали на шею пьяницам в полицейском участке и крепили цепями так, чтобы нельзя было снять, заставляя ходить в таком виде неделю.

Вождение машины в нетрезвом состоянии сурово наказывается в большинстве стран мира. Но в Уругвае, напротив, при нарушении правил дорожного движения состояние опьянения может служить смягчающим обстоятельством.
анфас

(no subject)

Идёт дождь. Не грустный, весенний, хотя небо затянуло плотно. Спала сегодня плохо, вылезти из постели нет сил. Катя вчера купила кроватный столик, так что я барствую. Завтрак в постель, кофе туда же, и даже есть подставка для планшета. Позавчерашняя химия догоняет ломотой в костях и мышцах. От медрола лицо делается круглым, а «кость широкой», и есть хочется постоянно (какой кошмар эти гормоны). А мне прям очень надо скинуть 4-5 кг к лету, иначе я не укладываюсь в дозировку Кадсилы (а это очень-очень дорого обойдётся).

Завтра с утра комиссия на ВТЭК (продление инвалидности), это ещё полдня в очередях. Послезавтра анализы крови. И если всё сложится, то вдруг потом я поеду домой на недельку. Прямо вот очень уже хочется домой... Кстати, занятная штука. Льготы на ж/д билеты по инвалидности действительны только с октября по май. Остальное время мы считаемся здоровыми. А на 50$ пенсии, которую выделяет мне государство, особо не разъездишься (да и в принципе не проживёшь, не говоря о лечении)...

Веточки вербы в вазе пустили длинные уверенные корни, надо бы их высадить в грунт. Жизнь цепляется за всё — за воду, за воздух, за любую возможность. По настоящему слабый не тот, кто не может, а тот, кто не хочет. И полюбому получается, что дух сильнее плоти. Главное не терять веры и не поддаваться страхам. А это титанический труд, постоянная внутренняя работа — с прицельной оптикой и неусыпным контролем. И я всё ещё плохо справляюсь.
Сегодня в ленте прочла фразу из книги Кесслера и Кюблер-Росс: «Наши страхи не останавливают смерть, они останавливают жизнь».
Надо помнить об этом чаще.
анфас

из архивов

Моя бабушка была полькой-католичкой. Но Пасху мы всегда праздновали православную. В детстве меня не сильно заботили эти нюансы, я не была воцерковленным ребёнком, хотя крестили меня ещё в младенчестве.
Все атрибуты праздника для меня всё-равно были дома, а не в храме. Помню, как тщательно мы укладывали пасхальные корзинки. Куличи, барашки из теста, писанки, колечки домашней колбасы, корешки хрена... Обязательно свечи и веточки букшпана (самшита). У бабушки были специальные салфетки с ручной вышивкой, которые бережно хранились в шкафу и доставались раз в год, чтобы покрыть всю эту нехитрую снедь.

Опуская само действо освящения куличей, скажу, что дух праздника (и до, и после) витал над нашей улицей неистребимо, в домах, во дворах, и касался каждого, независимо от вероисповедания. Не знаю, где как, а во Львове в эти дни люди становились ближе друг другу. Они улыбались, приветствовали и поздравляли всякого, кого встречали на улице. И всё это было очень искренне, органично и в порядке вещей. Именно эта атмосфера всеобщего подъёма и благости мне вспоминается сейчас, по прошествии времени. В детстве это было несомненным подтверждением того, что все люди – братья и сёстры.

Куличи бабушка пекла в больших железных кружках и в жестяных банках разного размера (от томатной пасты, болгарского зелёного горошка и ещё чего-то, возможно, тушёнки). Помню, что было несколько больших куличей и целая тьма маленьких. Ими угощали соседей и друзей, а часть несли на кладбище.
И вот об этом я как раз хотела рассказать отдельно.
В воскресенье после пасхального завтрака бабушка всегда ездила на кладбище. Там были похоронены её родители, две дочери, мой дед, братик Андрейка, ещё какие-то дальние родственники.
И вот я помню, как мы собирали "гостинцы", чтобы оставить на каждой могилке по куличику, по крашенному яйцу, по свече...

Это сложно объяснить, но я попробую.
Тогда (да и потом, позже) у меня было ощущение, словно мы идём в гости.
Переступая смерть и ощущение горькой потери, бабушка шла к родственникам так, словно несла им передачку, к примеру, в места "заключения". В том смысле, что это не выглядело, как что-то неестественное. Она вот также носила мне в больницу баночки с бульоном и паровыми котлетами. И вот также два раза в неделю она носила продукты пани Касе (старенькой вдове чьего-то кузена).
Я хочу сказать, что тогда, в детстве, я не ощущала большой разницы между тем, живы ли эти люди, здесь ли они или уже "там". Бабушкина любовь и преданность своему роду простиралась гораздо дальше, чем кладбищенская ограда. И это вселяло уверенность, что мир проницаем. И граница, что "делит бытиё на жизнь и на иное" – довольно размыта. А значит смерть – лишь условность.
И где бы ты ни был, к тебе придут любящие и принесут куличик, писанку и веточку букшпана. А если не придут, то помянут в своих молитвах уж точно.
С Праздником, бабушка, мой светлый ангел. Где бы ты ни была, ты со мной.
анфас

Утопленник... (из архивов)

Если тётя Вера себе втемяшит чего в голову - всё! Ужас, до чего упрямая.
Ну подумаешь, курили с Дзюбой под лестницей. Дзюба, вообще, с третьего класса курит.
Но тёте Вере мои оправдания - до одного места. Она так и говорит:
- Мне, Костик, твои оправдания – до одного места! И к Дзюбам ты больше не пойдёшь! Там вся семейка ещё та!
А мне только скажи чего поперёк, я сразу на своего конька подсаживаюсь. Упрусь рогом, и буду спорить до посинения. Это от матери у меня.
- Я всё равно пойду! – говорю. – Ты мне не мама, чтобы командовать!
- Ага! – тётя Вера упирает руки в бока. – Как денег в кино, так тётя Вера хорошая! И как стёкла бить, так «только маме не говори»! Ах, сучонок ты, неблагодарный!
Только я собрался выдать ответную тираду, как хлопнула входная дверь, и мать начала кричать ещё из коридора:
- Верунь, слышь? Утопленник там у нас! Айда, скорее! Костя, слышь? Настоящий утопленник! Под мостом нашли.
- Под каким? Где? – забеспокоилась тётя Вера, торопливо снимая фартук.

Надо сказать, что у нас в городке только один мост через речку. Козий. Его и мостом-то не назовёшь. Да и речка - так, ручеёк. Непонятно, как там утопнуть можно. Мы бежали вниз по улице мимо рынка. Я жалел, что не заскочил по пути к Дзюбе, ему бы тоже понравилось.- Дитё, что ли, прости господи? – спрашивала тётя Вера, запыхавшись.- Почём я знаю! – отвечала мать, заправляя под косынку выбившиеся волосы. – Мне Степановна сказала. Выспрашивать-то некогда было. Увезут – и не увидим.- Давайте быстрее! – заволновался я и припустил шагу.- Мы и так быстрее себя уж! – тётя Вера споткнулась и выругалась.
- Хорошо тем, у кого есть Эйфелева башня! – размышлял я вслух. - Или Ниагарский водопад! Там самоубийц можно чуть ли не каждый день смотреть.
- Вот я и говорю – учись, сынок! Кто умный больно, тот может в большой город уехать и жизнь свою устроить по-человечески! А тут что? Скукота дремучая…

Толпу было видно ещё издали. Баб было больше. Несколько мужиков стояли чуть в сторонке и курили.
- Увезли уже? – спросила тётя Вера, пробегая мимо них.
- Как раз забирают.
Мы с мамой, активно толкаясь локтями, пробрались поближе к центру. Там двое санитаров укладывали утопленника на носилки. Из-под простыни торчали только ноги в белых кроссовках. Участковый изображал активную деятельность, махал руками и кричал, чтобы никто слишком близко не подходил.
Рядом стоял красный «жигуль» и два милиционера из райцентра что-то писали в бумагах прямо на капоте.
- А что? Простынь-то скинут? – спросила мама.
- Дождёшься у них! – со знанием дела ответила стоящая рядом женщина.
- Хорошо, что, вообще, успели! – подхватила тётя Вера. – А кто там? Мужик, вроде?
- Мужик, - подтвердила женщина.
- Бедная-бедная жена! – вдруг захлюпала носом мать и стала ныть нараспев. – Небось, и не знает жена-то! Ждёт, небось, ненаглядного своего домой! А он тут… Неживой уж!
- Ждёт, ага! – сказал кто-то сзади. – Она ему, говорят, рога наставила, и в столицу с хахалем подалась. Вот мужик и не стерпел…
- Ах, сучка! – немедленно возмутилась мать. – Да патлы бы ей все повыдергать! И хахалю ейному! Да я бы их…
- Обоих в мешок - и в речку! – строго сказала тётя Вера. – Утопленник-то молодой был? Красивый, а?
- Кому что нравится, - ответила женщина рядом. – Я почти первая пришла, видела. Морда опухшая, страшная… Мертвяк, он и есть мертвяк.

Расходились все нехотя. Многие остались обсудить версии случившегося.
Кто-то говорил, что мужик по пьяни свалился в канаву, кто-то предполагал убийство, кто-то роковую случайность.
Бабы настаивали на версии про несчастную любовь.
К пивному ларьку выстроилась очередь. У мужиков был повод.
- Верунь, а ты б хотела, чтобы твой вот так… из-за любви к тебе? – спросила мать.
- Кабы Петька, то пущай, – сказала мечтательно тётя Вера. – А если Василий, то нет. По Василию я бы сильно убивалась.
- И я бы не хотела. Как представлю себе утопленника в гробу! Синий весь, раздутый, стылый… брр! Как же ж его целовать-то?..
- Ой, я тебя умоляю! Василий иной раз со смены придёт, рожу водкой зальёт, аж глаз не видно! И синий, ага, еле языком ворочает. А то ты не видела! – тётя Вера толкает маму в бок и смеётся. - А целую же ж! Ой, как целую!
- Потому что любовь! – соглашается мама. – Кстати, а Костик-то мой где, Верунь? Остался, что ль?

Мы с Дзюбой сидим во дворе под лестницей и курим на двоих папиросу, украденную у старшего Дзюбы.
- Эх, жалко, что не я нашёл! Я ж сегодня утром там с батей проходил, как раз под мостом! Эх…
- А то можно подумать, ты б не испугался?
- Я?! – Дзюба неподдельно возмущается, и у него краснеют уши и шея. – Да я, если хочешь знать, с батей вместе свинью колол!
- Сравнил! То свинья, а то человечий мертвяк!
Мы по очереди затянулись папиросой.
- Я бы в следователи работать пошёл, - сказал Дзюба. – Они на все криминальные дела выезжают.
- Ну и дурак! – сказал я. – Лучше уехать во Францию и жить возле Эйфелевой башни.
- Ну, это по-любому лучше, - согласился Дзюба.
Из-за угла показалась кудрявая голова Дзюбиной младшей сестры Люськи.
Я быстро спрятал папиросу за спину, но было поздно.
- Ага! – сказала Люська. – Кому-то сейчас будет!
Дзюба подался вперёд и погрозил ей кулаком.
- Люська, мороженого хочешь? – спросил я. – Мы тебе мороженое, а ты никому не скажешь.
- Пять! – сказала Люська. – Пять морожен!
Мы с Дзюбой вывернули карманы и стали подсчитывать мелочь.
Мимо пронёсся красный «жигуль» с милиционерами из райцентра. Мы смотрели ему вслед, пока не улеглась пыль на дороге.
- И трубочку с кремом! – подумав, добавила Люська.

_______________________
Рассказ из цикла "Я и Дзюба"
(вошёл в сборник серии ФРАМ, 2008)