Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

анфас

(no subject)

Не возвращайтесь к былым возлюбленным, былых возлюбленных на свете нет...(с)
Я опять о синдроме прошлых связей. О тех которые канули, но держат.
Она снова звонит мне и говорит:
- Мне некого любить! Я так не могу. Жизнь проходит. Может, позвонить ему?
Я говорю:
- Зачем, глупая, ну зачем? Прошло три года, у него другая семья.
- Но она же дура! - говорит. - Он не будет с ней жить.
- А с тобой будет?
А она бросает трубку.
Когда никого не любишь… Нет, не так. В периоды, когда не болеешь какой-то изнурительной страстью, не взрываешь себе мозг сомнениями, не расчищаешь в сердце самое красивое центральное место, чтобы строить там отношения, не растишь внутри цветок, не молишься на телефон, не сходишь с ума всем телом… когда не всё вот это, то очень страшно почувствовать, что жизнь как бы пуста.
Мы все обманываемся этим в какой-то степени. Кто придумал возводить любовь в абсолют? Даже не любовь, как таковую, а все вот эти атрибуты переживаний.
Ну ладно, если это, допустим, Ассоль в ожидании своего Грея. Это хотя бы красиво и оставляет надежду. Тут хоть какая-то вероятность, потому что расчёт на будущее.
Но порой это похоже на прогулки у тюремных ворот. И пусть там хоть в каждой камере по Грею, это ворота в прошлое!
И мне хочется перезвонить ей и сказать:
- У него "пожизненное"! Понимаешь ты или нет?
Но я не звоню. Я сама такая. Я собираю передачку и иду прогуливаться у ворот.
Мне до сих пор кажется, что это какое-то очень важное занятие…

_______________________
(рисунок - Agim Sulaj)
анфас

Ассоль

- И после этого она ждала его все сорок лет!
- И никого больше не любила?
- Ну почему же, любила! И замуж выходила два раза, и детей двоих вырастила.
- А что же она его раньше не искала?
- Вот этого я не знаю. Просто вот все сорок лет помнила о нём, представляешь?
- Ну да. Прямо, как Ассоль… А потом сама стала искать?
- А потом вдруг стала искать.
- И нашла?..
И мне хочется дослушать, как же там всё у них произошло через четыре десятка лет, и произошло ли? Но уже моя остановка, я выхожу и специально оглядываюсь, чтобы увидеть двух женщин, сидевших за моей спиной. Одна - помоложе, полненькая, в круглой норковой шапочке; другая - постарше, с глубокими морщинами у губ, с тяжёлыми серьгами из-под белого мохерового берета. У обеих - мечтательные выражения лиц, словно им видятся алые паруса собственных сказочных надежд.
Двери закрываются, вагон трогается, и женщины продолжают оживлённо обсуждать историю чужого ожидания длиной почти в полусотню лет.

Мне знакомы такие истории, их много.
Он и Она расстались ещё в юности или в молодости - причины часто не важны, со временем они изменяются в памяти до неузнаваемости. Каждый пошёл своей дорогой.
И вот Она (да, чаще это женские истории) - в периоды тоски, одиночеств, неудачных отношений, или просто неясных томлений в груди – начинает думать о той несостоявшейся реальности, которая могла бы сложиться, если бы они тогда…
Время идёт, и та воображаемая реальность обрастает подробностями и нюансами. Женщина сочиняет себе легенду утраченного шанса. И чем более не устраивает её собственная личная жизнь, тем более привлекательной кажется ей та, которая не случилась.

Самое удивительное, что Он, оставшийся в «той» жизни, ничуть не изменился. Он так и стоит там, в точке разрыва. В том же месте, в том же времени, и даже одет в те же самые брюки и рубашку.
И женщине почему-то кажется, что если вдруг отыскать Его прямо сейчас (не важно, сколько времени прошло – пять лет или двадцать пять), то всё можно будет начать именно с той точки, с того места, с того этапа отношений. И я подозреваю, что это было бы даже возможным (хотя, что я говорю, господи), если бы Он помнил об этой женщине точно так же, если бы сочинил себе точно такую же вероятность, если бы две их легенды были написаны по одному шаблону.
Наверное, такие чудеса случаются. Один случай на миллион. Наверное, именно из них получаются сказки.
Об этом я ничего не знаю.

Но я знаю другие случаи. Когда женщины живут одни. Или пусть даже в своих семьях, спят со своими мужьями, растят детей, а сердце их заселено какими-то совершенно другими людьми - реальными поначалу, но с течением времени превратившимися в мифологических героев.
И чем больше мыслей и эмоций на них тратится, тем больше места они требуют. И чем большими добродетелями женщина их наделяет, тем больше походят они на сказочных персонажей. Зрительная память запечатлевает их в одном возрасте - так, словно былая любовь запрещает женщине представлять, как они стареют.
С этими персонажами уже нельзя встретиться в реальной жизни. Они не выдержат сравнения сами с собой. Но они с завидным постоянством выигрывают в сравнении с кем бы то ни было.

Иногда я кажусь себе такой женщиной. Это выглядит так, как если бы я работала смотрительницей маяка. Воображаемого, конечно. Идёт в расход довольно много времени и сил, чтобы постоянно сигналить своему прошлому, чтобы держать связь с призраками, живущими в памяти.
И если представить память, как море, а настоящее, как берег. То я стою босиком на песке, вглядываюсь в даль, а всё побережье утыкано сигнальными маяками…
Время неумолимо.
Сказки не всегда заканчиваются хорошо.
Но они всегда заканчиваются.
… Поседевшая Ассоль различит судно вдали и заторопится к воде, тяжело опираясь о палку.
- Это за мной! Это за мной! – зарыдает она от счастья.
Её прекрасный юноша, герой всех грёз, любовь всей жизни - нынче совсем старик.
Он примет её в свои объятия, осушит её слёзы, возьмёт на борт.
- Наконец-то, – выдохнет она, – я дождалась! Ты Грей? Ты заберёшь меня отсюда?
- Я Харон, - скажет старик. – Но ты дождалась. И я заберу тебя.

В том прошлом, куда я посылаю слабые сигналы, почти никого не осталось. Маяки рушатся и осыпаются за давностью лет.
Море моей памяти выбрасывает на берег то пустые раковины, то диковинные водоросли, то обломки кораблей. Случайные чайки ныряют в меня за добычей.
Персонажи моих мифов давно вышли из воды и легли буквами на бумагу.
Но я, нет-нет, да и разожгу порой сигнальный костёр на берегу. Вдруг там ещё кто-нибудь блуждает в темноте…
анфас

Про качество и количество.

У одной девочки была большая коллекция кукол. Но ей хотелось иметь ещё больше.
А у другой девочки была только одна кукла. Но она хотела иметь целую коллекцию.
А у третьей девочки не было ни одной куклы. И она хотела иметь хотя бы одну.
Вот и получается: всегда найдётся кто-то, у кого больше, чем у тебя.


Один мальчик мечтал вырасти и заработать все деньги на свете.
А другой мальчик мечтал вырасти и завоевать всех женщин на свете.
А третий мальчик просто мечтал вырасти.
Вот и получается: рассчитывай силы - не будешь разочарован.


У одного дяденьки-царя было три сына: умный, красивый и любимый.
А у другого дяденьки-царя был всего один сын: умный, красивый и любимый.
Вот и получается: кто-то берёт качеством, а кто-то количеством.


Одна тётенька трижды была замужем. И все три раза – счастливо.
А другая тётенька лишь однажды была замужем. И тоже счастливо.
А третья тётенька никогда не была замужем. И всё равно была счастлива.
Вот и получается: фиг их разберёшь, этих тётенек.

_____________________________________________
"про страхи" ... "про обиды" ... "про любовь"
"про секс" ... "про смерть" ... "про обещания"
анфас

Про любовь.

Один мальчик влюбился в свою воспитательницу и хотел на ней жениться. Он страдал, но потом вырос и совсем о ней забыл.
А другой мальчик влюбился в известную западную фотомодель. Он страдал, но потом вырос и женился на Люське из соседнего подъезда.
Вот и получается: любовь зла, но мальчики вырастают.


Одна девочка очень любила своего попугайчика. Она учила его разговаривать, тискала и хвасталась подружкам. Но попугайчик умер от голода.
А другая девочка не любила своего попугайчика. Она насыпала ему корм и уходила гулять. Но попугайчик прекрасно себя чувствовал.
Вот и получается: люби - не люби, а кормить не забывай.


Один дяденька любил свою секретаршу больше, чем свою жену.
А другой дяденька любил свою жену больше, чем секретаршу.
А третий дяденька, вообще, не имел секретарши. Поэтому он любил то свою жену, то кого попало.
Вот и получается: неважно, кого дяденька любит больше, важно, чтобы у него был выбор.


Одна тётенька вышла замуж по любви, но ей вечно не хватало денег и красивой жизни.
А другая тётенька вышла замуж по расчёту, и ей вечно не хватало понимания и чувств.
А третья тётенька, вообще, не вышла замуж. И тихонько завидовала первой и второй.
Вот и получается: есть любовь – нет любви, а тётенькам вечно чего-то не хватает.

_____________________
"про страхи" ... "про обиды" ... "про секс" ... "про смерть" ... "про обещания"
... "про качество и количество"
анфас

Стиши-малыши.

Говоришь, что ты страдаешь,
Просишь дать тебе совет,
Мол, совсем уже не знаешь,
Любит милая иль нет,
Что, мол, кончились все силы,
Что совсем уже устал…

Если б я тебя любила,
Ты бы знал.

* * *

Вышел месяц из-за тучи,
Вышла ранняя звезда,
У окошка всяко-лучше,
А у месяца гнезда
Своего, наверно, нету,
Вот и мается, как бомж.
Постелю ему газету –
Посидит пускай, чего ж…

* * *

Я тебя не обижаю,
Я тебя не тороплю,
всяко-разно ублажаю -
вот, как я тебя люблю.
Напеку тебе оладий
И капусты натушу,
Ты разок меня погладий -
День счастливая хожу.

Только ты не гладишь. Грустно…
И зачем тогда пришёл?
Жри сиди свою капусту,
Раз козёл.

* * *

Наша Таня громко плачет –
Таньке хочется детей
И семью, и чтобы, значит,
Всё душевно, без затей.

Мы сидим с подругой Танькой,
Замуж нам давно пора.
Мужики идут, как танки,
Мимо нашего двора.
анфас

(no subject)

Одна девочка очень хотела попасть на необитаемый остров. Чтобы там никто не учил её жить, не контролировал и, вообще, не путался под ногами. И у неё всё получилось. Но очень быстро такое положение дел перестало казаться таким привлекательным. И даже более того…

Одна девочка очень хотела побыстрее вырасти, чтобы перестать чувствовать себя виноватой, чтобы не бояться ответственности, чтобы всем доказать… Она быстро выросла, но вина и страх лишь усугубились. А доказывать всё равно приходится каждый раз.

Одна девочка очень хотела выйти замуж и нарожать много-много детей.
Она очень рано вышла замуж. И нарожала много-много. И всю жизнь об этом жалела. Потому что любовь пришла позже, гораздо позже.

Одна девочка очень хотела несметного богатства. И что бы она ни делала, она думала лишь об этом. И когда она, наконец, добилась сладкой жизни, она перестала ощущать её вкус. Всё вокруг стало пресным.

Одна девочка очень хотела казаться умной и взрослой. И всю жизнь она казалась умной и взрослой.
Так дурой и состарилась.
анфас

(no subject)

Встречаю Лялю в торговом центре «Магнус» между вторым и третьим этажом. Ляля сидит на ступеньках и пытается застегнуть босоножек. Вообще-то её Соня зовут (София), но Ляля не желает отзываться на это имя. Когда-то с Лялей встречался мой приятель и сосед по лестничной клетке. Так мы познакомились, и какой-то период вращались в одной компании, но не виделись уже лет пять, пожалуй.
- Ляля?..
- О! Привет! – кричит Ляля так, что все оглядываются. – Какая встреча! Надо это отметить. И поболтать.
Мы поднимаемся на пятый этаж – там кафе с большими окнами, из которых открывается чудесный вид на купол Оперного театра. Если удачно выбрать столик, то видны еще часть города и граффити на стене дома напротив.
Ляля заказывает мартини и чипсы. У Ляли позавчера был день рожденья. Не смотря на морщинки, спрятанные под слоем косметики, и чуть обвислую грудь под тонкой кофточкой, Ляля прекрасно выглядит. Последних десять лет ей «опять двадцать пять», и она находится в перманентном состоянии «на выданье».
Мы пьём за её здоровье, счастье, любовь, и чтоб найти хорошего мужа.
- Кстати, о любви! – говорит Ляля. – Я всё поняла про мужиков! Ты думаешь, почему я не замужем?
- Почему? – спрашиваю.
- Всем мужикам надо одного – они хотят затащить меня в постель! Но я теперь не дура! Я теперь прекрасно понимаю, что к чему. Кстати, не все мужики так примитивны, как может показаться!
- Кто бы мог подумать? – я улыбаюсь. – Сейчас ты, Ляля, просветишь меня на этот счёт.
- И не надо улыбаться! Я, между прочим, вела наблюдения! – она нетерпеливо покачивает ножкой.
- Ладно-ладно, я вся – внимание!

Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket

– Так вот, - вдохновляется Ляля, - мужчины делятся на три типа. Первый тип: грубые, прямые и незамысловатые. Они знают, чего хотят, и не тратят время на реверансы. Такой подходит к тебе и говорит: «Детка, я тебя хочу, машина у входа»… Второй тип: более вдумчивые. Они понимают, что не каждая сразу запрыгнет в постель. Поэтому какое-то время ухаживают, водят в кино, мороженое-пироженое, а потом уже смело пользуются ситуацией… Третий тип: самые извращённые. Они врут девушке, что хотят на ней женится, морочат голову, знакомят с родителями, короче, делают вид, что готовятся к свадьбе. А сами в это время спокойно укладывают глупышку в постель…
Ляля смотрит на меня торжествующе, словно сделала самое великое открытие в жизни. Я молчу. Я ошарашена настолько, что мне нечего ей сказать.
- Ну что? – она опять нетерпеливо покачивает ножкой и смотрит мне в глаза.
- Ляля, ты поэтому не выходишь замуж?
- Милая моя, - она театрально всплескивает руками, - ведь не за кого! Все только и думают, как попользоваться и бросить! Их одно только интересует!
- И что же, ты научилась эти типы различать с первого взгляда?
- Ой, что ты! Нет, конечно! Каждый раз ведусь, представляешь? Каждый раз!..
У Ляли звонит телефон.
- Да, масик, - говорит она сладким голосом, отворачиваясь к окну, - почти выбрала! Совсем не дорого! Можешь подъезжать.
Ляля прячет телефон, допивает мартини и чмокает меня в щёку.
- Побегу, - говорит, - сейчас мой масик подъедет. Никак мне подарок на день рожденья не купим. Я там туфельки присмотрела… Ну давай, держись!
Я смотрю на зелёный купол Оперного театра и думаю, что ничего не понимаю в этих женщинах. Как, впрочем, и в мужчинах.
Интересно, на каком типе Ляля остановилась в этот раз?..



Рисунок - С.Плутенко - www.plutenko.ru
анфас

(no subject)

Его звали Людвиг, и он должен был на мне жениться! Я не вру, вот честное слово!
Моя бабушка родилась в семье чистокровных поляков. И когда я была маленькая и смешная, а бабушка - молодая и красивая, к ней часто приезжали в гости всякие родственники из Польши, или приятельницы.
Я не помню сейчас, была ли Ядвига приятельницей или дальней родственницей. Но она приехала из Вроцлава в гости с сыном. И звали его Людвиг.

Наверное, каждая пятилетняя барышня мечтает о замужестве, как о каком-то удивительном приключении. И её избранник - непременно какой-то необычный, удивительный и нездешний. В столь нежном возрасте я всё ещё считала, что ни один мальчик никогда не вырастет во что-то, что будет лучше моего папы. Поэтому собиралась за папу замуж, уверенная в своём превосходстве над всеми остальными женщинами.

Как только я увидела Людвига, я поняла: папа - не самое загадочное существо на свете. Людвигу было восемь лет (почти старый), но не это было важно. Он был настоящим альбиносом! Совершенно белые волосы, как у Барби, белые ресницы, белые брови, прозрачная (почти голубая) кожа и небесного цвета глаза.
Я всё понимала по-польски, но говорила довольно плохо. Поэтому говорила я медленно, по слогам и очень громко. Чтоб понятней было. Людвиг меня боялся.
Он, вообще, оказался довольно инфантильным и трусливым ребёнком. Предпочитал всё время находиться рядом с Ядвигой или, по крайней мере, в поле её видимости. А меня ведь подмывало вывести его на улицу! Я же должна была похвастаться перед друзьями!.. Под видом необходимости сходить за мороженым, я выклянчила Людвига у взрослых, на целый час.

Я вела его по улице за руку, задыхаясь от трепетного волненья и гордости, прямо на детскую площадку. По пути я мечтала, что поеду в далёкую Польшу и нарожу ему двух белобрысеньких деток - мальчика и девочку. И ещё, наверное, одних близнецов. И одну маленькую собачку, как у Светки. И двух котят. И ещё попугайчика. Про рыбок я подумать не успела, потому что мы пришли, и нас сразу обступила кучка любопытных ребятишек. Людвиг всё время краснел и сильно сжимал зубы. А я говорила, что это теперь мой муж и объяснила всем, как говорить по-польски - надо всё повторять за мной, только очень медленно и громко.
И все сразу стали разговаривать с Людвигом по-польски и трогать его руками. А людвиг совсем не захотел ни разговаривать, ни быть моим мужем, ни рожать со мной близнецов. Он захотел громко плакать и бежать к маме. И заплакал, и побежал.

И я побежала за ним. Не потому, что я за него переживала... а потому, что мне в спину смеялись мои друзья, и мне было невыносимо стыдно. И я сразу тогда подумала, что не будет никаких рыбок и попугайчиков! И вообще мне такой муж не нужен! Пусть даже у него и имя красивое, и город заграничный, и глаза голубые...
И стала опять жениться на папе.
Пока не подросла до первого класса и не разобралась, что и как, вообще, происходит.
анфас

(no subject)

У Женьки мама была стюардессой, поэтому её никогда не было дома. Женька жил с бабушкой. Он был курчавый и худой, чем-то похож на маленького Пушкина. У него первого на нашей улице появились джинсы. Мы дружили... Теперь Женька третий раз женат, платит алименты, облысел, отрастил пузо, ездит на джипе. Мы сто лет не виделись.

Галка была меня на год старше. Когда она шла в первый класс, я чуть не умерла от зависти. Зато потом я помогала ей писать упражнения по русскому и очень этим гордилась. Мы дружили. Галка умела беззастенчиво присесть попИсать на остановке, у подъезда, у кинотеатра. Её мама научила. Она и потом, после школы уже, не испытывала с этим проблем... Галка второй раз замужем, двое детей, обрезала раскошную косу, мотается по заграницам, добывает копейку. Мы сто лет не виделись.

Сашка был знатным заводилой и красавцем. Я была немножко влюблена в него даже. Но он был на год младше, а мои представления о любви в то время не позволяли мне такого конфуза. У него был младший брат, с которым возилась вся улица, мама работала в две смены. Мы с Сашкой дружили. Это он первый раз в жизни разбил мне камнем голову, на спор... Он женился, но вскоре его посадили за какой-то разбой. Жена ушла. Потом он вышел и опять женился. И опять загремел за бандитизм. Где он счас, не знаю. Мы сто лет не виделись.

У Алёны мама преподавала физику в школе. Алёнка была самая красивая девочка на улице. Но мальчишкам почему-то не нравилась. До сих пор не могу панять этого факта. Мы дружили. У Алёнки была куча платьев - бабушка шила. По моим представлениям она была настоящая принцесса. И я ей немножко завидовала. Она очень красиво умела говорить. Тогда для меня это было очень удивительно, так, словно она вышла из телевизора... Алёна вышла замуж за очкастого ботаника и родила ему двух пацанов-близняшек. Она так и живет по тому же адресу. Работает в школе учительницей физики. Сильно поправилась. Говорят, муж приударяет за её же ученицами. Не скажу, не знаю. Мы сто лет не виделись.

А я была худая, с острыми коленками - вечно в зелёнке... много читала, носила дурацкие хвостики. Сидела по два часа над тарелкой супа, под присмотром неумолимой бабушки. Сутулилась над тетрадками, жалела всех на свете кошек, прыгала на скакалке, со всеми дружила... плакала, когда кто-то плакал, закапывала секретики в огороде...
Я ни капельки с тех пор не изменилась. Мы сто лет не виделись.
анфас

(no subject)




А скажите, вот много среди вас таких, кто помимо того, чтобы в ЖЖ написать, сфоткать-завесить, сочинить и всячески самовыразиться, еще и надеется всё-таки на какой-то виртуальный флирт, интрижку, романчик (или на чудо)?.. Помимо всяких там обязательств, наличествующих семей, партнёров и т.д... а вот всё-равно на что-то такое красивое и захватывающее надеется. А?
Потому что я вот постоянно надеюсь!:))













.