Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

зайцы Франки цв.

Что тут можно почитать


  • тут собраны все стихи
  • отдельно цикл Письма к Тэйми
  • и просто письма Кате
  • вот здесь - результаты любви
  • как я это чувствую - нутряки

  • а это все мои рассказы
  • воспоминания о детстве
  • кое-что про время
  • о тех, кого я помню

  • сказка про Франку и её зайцев
  • а здесь Фея по фамилии Дура
  • тут послушать мои песни
  • посмотреть видео

  • посмотреть мои фотографии
  • полюбоваться на котика Баку
  • мои кулинарные рецепты
  • где купить мои книжки
  • ну и традиционные сто фактов



    У меня рак и мне нужна ваша поддержка!
    кликните на картинку, чтобы прочесть мою историю

    _________________________________
    Комментарии скрыты - на всякий случай,
    если вам есть что сказать конфиденциально.
  • анфас

    (no subject)

    Путешествуя из одной реальности в другую всегда есть соблазн спутать координаты и принять желаемое за действительное. Возвращаюсь в свой карманный город, как гость, как турист, как солдат на побывку. Я смотрю на свою жизнь, словно с другой стороны стекла, и там всё ещё идёт кастинг на главные роли. Всё здесь говорит об отсутствии, о вычитании меня из привычного пространства. К старым клише уже никак свой контур не приладить, и чувствуешь себя самозванцем, заступившим на чужую территорию.

    Сейчас, когда жизнь моя сделала крен и зачерпнула всей кормой из океана пустоты и прозрения, казалось бы, самое время говорить и писать, время транслировать, "транслитерировать"... Но, вопреки логике (если тут может идти речь о логике), я молчу, как немая рыба, хватаю ртом воздух и забываю порядок букв в словах. Во мне уже проступает новый алфавит, иной, нездешний, пользоваться которым тут некому и незачем. Наблюдать это не страшно, но странно... Страшно другое. Но сейчас не об этом...

    Коль скоро прошлого у меня больше, чем будущего, периодически хочется сделать его более основательным, весомым, что ли. В тщетных попытках отыскать скрытые смыслы давних событий я ставлю условные маячки, некие флажки на персональной внутренней карте (как это глупо всё выглядит на словах)... Пробелы ничем теперь не заполнить, но они стягиваются, как края резанной раны, рубцуются и больше не болят. Прошлое отпускает меня медленно и неохотно. Оно тает, размывается засвеченным фотоснимком, и лица становятся едва различимы.

    Что мы помним друг о друге? Отрезок времени на стыковочной станции. Несколько объятий. Иллюзия родства. Вековые деревья прорастут сквозь нас, и однажды в их ветвях совьют гнёзда заоблачные птицы. Пусть они будут певчими! Остальное не так уж важно...
    анфас

    (no subject)

    Всё забываю рассказать. На прошлой неделе стояла в очереди в кассу. Передо мной стояли две прекрасные старушки (они не вместе были, порознь). Та, что помоложе, похожа на одуванчик, с совершенно белыми волосами. Которая постарше – в соломенной шляпке и с палочкой, совсем уже в преклонном возрасте. И вот они беседовали о разном. Обе в ясной памяти и с прекрасным чувством языка, я прямо заслушалась. Вспоминали детство и военные годы.
    И в какой-то момент та, что помоложе, говорит:
    — Ой, а я тут такие хорошие упражнения нашла в интернете. Можно делать даже лёжа, вместо зарядки. Очень мне помогают.
    На что бабушка в шляпке отвечает:
    — Ну зачем же лёжа? Я пока в состоянии делать стоя!
    — Лёжа-то полегче будет. Можно утром, прямо как проснулась, и не вставать сразу.
    — Да сколько же вам лет, милочка, что вы всё лёжа да лёжа?
    — Мне 84 уже! — горда отвечает бабушка-одуванчик.
    Вторая смерила её оценивающим взглядом и говорит:
    — Да я в вашем возрасте ещё на горных лыжах каталась!
    Вот.
    До сих пор под впечатлением.
    анфас

    (no subject)

    После сегодняшней химии я почти такая же зелёненькая, как обои за моей спиной. Но это ничего, две ампулы дексаметазона отлично борются с бледностью... А порция крема-брюле немножко поднимает боевой дух.
    Хорошее самочувствие – вещь субъективная. Просто перестаёшь на многое реагировать (что досаждает не слишком). Но вот анализы показывают другое. Поэтому мне прокапали Кадсилу, а на Зомету не допустили по показаниям. Нужно, как минимум поднять уровень кальция в крови хотя бы до нижней нормы. "Кальций-Д3-Никомед" не сработал, модный хелатный от "Bone Restare" тоже. Начала пить "Остеовис". Кальциесодержащие продукты ем, но какого-то более-менее стабильного результата добиться не могу. Это всё из-за костных метастазов.

    Настроение так себе. Плохое настроение, если быть честной. Сегодня похоронили ещё одного близкого человека – у нас с ним общая крестница. И это очень горькая потеря. Сердце... Не пил, не курил, много работал, просто выгорел... Добрый, щедрый, умный, душевный человек. И ничего уже нельзя поделать. И никакие слова не будут уместны.
    До следующей жизни, Славка! Ты очень хотел, чтобы я жила. Я пока живу... Улыбайся нам оттуда.

    анфас

    из писем

    Сперва какое-то время тебе кажется, что ты практически неуязвим, почти бессмертен. Такой юношеский максимализм, когда ещё не знаешь всех правил. Когда будущего настолько больше, чем прошлого, что нет ничего невозможного. А если что-то плохое может случиться, то не с тобой, конечно, не с тобой.

    В детстве казалось, что со взрослыми случается только то, чего они сами хотят. Просто ты пока ещё лузер, а они уже дошли до третьего уровня, у них по пять жизней, все виды оружия в арсенале, вагон здоровья и ключи от всех сокровищниц.
    И взрослеть сперва не страшно. Всё выглядит так, как будто ты из одного мира должен попасть в другой, где всё уже по-настоящему, где всё серьёзно. Где ты будешь защищён от всего уже по одному лишь праву находиться рядом с панелью управления.

    Нет никакого другого мира. Нет ничего, что способно было бы раз и навсегда нас спасти и защитить. И уповать, в общем-то, не на что. И, сколько ни силься, ты никуда не попадаешь. Ты даже из себя можешь выпасть лишь на какие-то редкие мгновения – в моменты острой радости или кромешного отчаяния.
    Доступ к кнопке перезагрузки не у тебя. С этим приходится мириться.

    Иногда жизнь – единственный выход из создавшегося положения.
    Что мы думаем, что знаем и во что верим, в итоге не так уж и важно. Единственно важно – что мы делаем.
    Особенно, если мы делаем это с любовью.
    анфас

    Из цикла "Кого я помню". Валерка.

    Валеру Кораблёва можно было наверняка найти в трёх местах: в гастрономе «Октябрь», в сквере у кинотеатра и на троллейбусной остановке возле школы. Кораблёва в районе знали все – он был местным сумасшедшим. На самом деле Валера был просто умственно отсталым ребёнком, хотя все называли его контуженым (возможно, потому что кисти рук он всё время поджимал к груди, как поджимает собака ушибленную лапу).
    В тот период, который всплывает у меня в памяти, Валере было от 16 до 20 лет, точнее никто определить не мог, а сам он не знал. Но постоянно повторял, что скоро-скоро пойдёт в армию (хотя и в школу-то никогда не ходил). Он был длинным и тощим, очень сутулым, и ходил как-то странно – бочком.

    Валера носил неизменный свитер в полоску и вязанный берет. К берету Кораблёв относился по-особому и не снимал его ни зимой, ни летом. Было такое впечатление, что он и спал в нём. Мальчишки из младшей школы знали эту его слабость и частенько ею пользовались. Пробегая мимо троллейбусной остановки, они срывали с Валеры берет с криками:
    - Догони, контуженый! Догони-догони!..
    Валера никогда не бегал. И никогда не плакал. Никто вообще никогда не видел, чтобы он плакал. Он наклонял голову набок, прикладывал ладонь к щеке и начинал выть, как сирена. Это было смешно и жутко одновременно. Девчонки Валеру жалели и немного побаивались, но захваченные общим азартом, частенько участвовали в этих игрищах. (Я и по сей день не знаю, почему детям так нравится, чтобы за ними бегали, чтобы догоняли. Ведь даже в «салочках» никто не хочет быть водящим, а только убегающим. А сколько раз я сама маленькая радостно кричала кому-то: «Не догонишь, не догонишь!»)
    Кто-то из взрослых обычно отбирал у мальчишек берет, стыдил их и отдавал Кораблёву.
    Зимой на берете появлялись завязочки - мама Валеры боялась, что сын простынет. Но завязочки не прижились. Пару раз мальчишки чуть не оторвали Валере уши, и завязочки пришлось отрезать.

    Каждый день Валера ходил в гастроном. Мама вручала ему деньги, записку и вешала сетку на плечо (помните фильм «Гостья из будущего» - там главный герой в такой сетке носил бутылки из-под кефира). В гастрономе Валера мог проводить несколько часов. Его завораживало течение очередей, действия продавцов за прилавками, обилие разных предметов на стеллажах… В гастрономе Валеру никто не трогал, все продавцы ему улыбались, и тут он чувствовал себя в безопасности.
    Но однажды Кораблёва побили, прямо возле гастронома, отобрали сетку и сдачу. Это были не наши, не местные. Наши, хоть и не святые, хоть поиздеваться всяко любили, но Валеру бы не тронули. С тех пор в магазин он ходил только за руку с мамой, а гулял только в сквере у кинотеатра. Как раз в этом сквере мне и довелось с ним однажды побеседовать.

    Начались летние каникулы, все разъехались, и я маялась от скуки. Было мне лет 8-9. Валера сидел на лавочке, в свитере и берете, и ковырял землю носком сандалии. Я немножко походила вокруг, покрутила пустую карусель, покачалась на качелях и подсела к нему на лавочку. Он весь сжался, наклонил голову набок и прижал рукой берет.
    - Валерка, тебе не жарко в берете? – спросила я.
    - Мне не жарко в берете, - ответил Валера.
    - А ты умеешь читать?
    - Я умею читать.
    - А писать умеешь?
    - Я умею писать буквы! Я знаю мой адрес! – и Валера с выражением рассказал мне название города, улицы, номер дома, квартиры и свою фамилию. – Я скоро пойду в армию!
    Мы немножко посидели молча.
    - Я поеду в армию на троллейбусе, - сказал Валера.
    Мы ещё немножко посидели, и за Валерой пришла мама. И
    я сказала:
    - Мне пора. Пока, Валерка! – я просто не знала, что еще сказать.

    Спустя неделю, как-то вечером бабушка мне говорит:
    - Приходила Мария Кораблёва. У неё там беда какая-то с Валеркой. Ты что, дружишь с ним, что ли?
    - Ты что, бабуля? Как с ним можно дружить? Так, посидели в сквере один раз.
    - Он там истерики устраивает… говорит, чтобы ты шла к ним жить. Говорит, что вы скоро вместе пойдёте в армию! – бабуля вздохнула. - Ну дурак дураком!.. Мария его уже неделю из дома не выпускает. Она просила, чтобы ты поговорила с ним. Ну, чтобы сказала, что, мол, девочек не берут в армию, или что ты уже была в армии… что туда два раза не ходят. Он поверит.
    Так я поговорила с Кораблёвым во второй и последний раз. Я даже развила тему: сказала, что напишу ему письмо в армию, что все будут ему завидовать, что никто не будет больше срывать с него берет…
    Последующие месяцы я старалась Кораблёва избегать. Да он и появлялся не так часто, и обычно с мамой. А там и школа началась. Я сперва побаивалась, что все узнают, как я с контуженым общалась. Но потихоньку и сама об этом забыла, всё затёрлось, затерялось в памяти…

    А однажды мне кто-то сказал, что пропали куда-то Кораблёвы, давненько уж. Ходили слухи, что они уехали куда-то к родственникам, ещё поговаривали, что умерла Мария, а Валерку в интернат забрали. Другие говорили, что Валерка помер. А я думала - это ведь страшная вещь, когда люди живут среди людей, а потом вдруг деваются куда-то, и никто толком не знает, куда… Бабушка даже справлялась как-то в ЖЕКе, мол, куда выписались, с кем говорили, что с квартирой стало? Оказалось, что квартиру они снимали, поэтому никто ничего толком не знает.
    ...Я до сих пор, когда слышу имя Валера, всегда Кораблёва представляю. Как он едет на троллейбусе в армию, в своём полосатом свитере, вязанном берете, и с сеткой для продуктов на плече.
    анфас

    (no subject)

    Вспомнила старый анекдот:
    Французский генерал с холма наблюдает битву между французскими и русскими полками. Внезапно он видит, что его артиллерия перестала стрелять. Генерал мчится сломя голову вниз, находит командира отряда, кричит:
    — Что? Что такое? Почему артиллерия не стреляет???
    — Мой генерал, — отвечает вытянувшийся в струнку командир, — тому была тысяча причин. Начнем с того, что мама меня никогда не любила...


    Так вот. Есть ли у вас такие крючья?
    Пользуетесь ли (явно или тайно)?
    Мол, было трудное детство, не там родился, не в то время, болел, бедствовал, не доучился, не на той женился, не то выбрал, не с теми связался, "мама не любила" и т.п...
    Много ли у вас в прошлом таких фиксированных прошивок, на которые можно списать всякое?
    Потому что я довольно часто сталкиваюсь с людьми, которые "вот такие, потому что" (и у них очень убедительный список обстоятельств, который ещё и пополняется, к тому же). И любые неудачи и косяки тут же прикладываются к старым шаблонам, мол, ну вот, сами посмотрите, как с такими исходниками можно иначе!
    У меня такое было.
    И я довольно плотно с этим работаю до сих пор. Потому что соблазн оправдать в себе что-либо, индульгировать, переложить ответственность – всегда очень велик. Но мы-то давно выросли из всех прошлых обстоятельств...
    Или не из всего можно вырасти?


    _____________________
    (рис. Оксаны Мосаловой)
    зайцы Франки цв.

    (no subject)

    У меня сохранилось всего несколько военных фотографий деда.
    В 41-ом ему исполнилось 23 года. Он служил в военном оркестре. Играл на тубе и трубе (и ещё куче разных инструментов). Воевал, был ранен, бежал из плена, дошёл до Берлина. Всю жизнь носил пулю под сердцем (неоперабельно). Доучился позже – учитель младших классов.
    Последние годы жизни много пил, и мне достались совсем крохи от общения с ним. Деда не стало, когда я ещё училась в начальной школе (там, в школьном музее и хранятся его награды).
    Василий Леонтьевич Чернятинский.
    Помню, люблю, горжусь.

    53.18 КБ

    Collapse )

    У меня есть всего несколько текстов в ЖЖ, где я что-то писала о деде, но как-то вскользь... Вот один из давних рассказов – "Смотреть, как собака".
    руки

    письмо второе

    Photobucket

    Сперва какое-то время тебе кажется, что ты практически неуязвим, почти бессмертен. Такой юношеский максимализм, Катя, когда ещё не знаешь всех правил. Когда будущего настолько больше, чем прошлого, что нет ничего невозможного. А если что-то плохое может случиться, то не с тобой, конечно, не с тобой.
    В детстве казалось, что со взрослыми случается только то, чего они сами хотят. Просто ты пока ещё лузер, а они уже дошли до третьего уровня, у них по пять жизней, все виды оружия в арсенале, вагон здоровья и ключи от всех сокровищниц.
    И взрослеть сперва не страшно. Всё выглядит так, как будто ты из одного мира должен попасть в другой, где всё уже по-настоящему, где всё серьёзно. Где ты будешь защищён от всего уже по одному лишь праву находиться рядом с панелью управления.

    Нет никакого другого мира, Катя. Нет ничего, что способно было бы раз и навсегда нас спасти и защитить. И уповать, в общем-то, не на что. И, сколько ни силься, ты никуда не попадаешь. Ты даже из себя можешь выпасть лишь на какие-то редкие мгновения – в моменты острой радости или кромешного отчаяния.
    Доступ к кнопке перезагрузки не у тебя. С этим приходится мириться.
    Но это странное ощущение, Катя, когда там, где всегда болело, вдруг не болит. Поначалу кажется, что просто отмерла какая-то часть сердца. Когда тебя размазывает по стенке очередное просветление, и ты пьёшь какой-нибудь «пумпан» за неимением в аптечке ничего, кроме таблеток от аллергии и «цитрамона», на периферии сознания уже горит красная лампочка.
    Это прямая связь, Катя.
    Сними трубку, и тебе прочтут инструкцию прямо в мозг.
    Удивительное дело – когда в жизни случается что-то по-настоящему значимое, ты бываешь настолько не готов, что не успеваешь оценить ситуацию. И когда, высказав самые главные слова, абонент на том конце отключается от сети, а ты берёшь карандаш, чтобы всё подробно законспектировать, до тебя вдруг доходит, что говорили на языке, которого ты не понимаешь…
    Пока не понимаешь.

    ___________________
    фото Жени Писаренко
    анфас

    Субботний Бака.

    Бака регулярно ворует маслины.
    Не то, чтобы он их ел… так, понадкусывает слегка. Но гоняет по всей квартире.
    Загонит одну под шкаф – приходит за следующей.
    Наглый, как танк!

    Photobucket

    Collapse )

    .