Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

зайцы Франки цв.

Что тут можно почитать


  • тут собраны все стихи
  • отдельно цикл Письма к Тэйми
  • и просто письма Кате
  • вот здесь - результаты любви
  • как я это чувствую - нутряки

  • а это все мои рассказы
  • воспоминания о детстве
  • кое-что про время
  • о тех, кого я помню

  • сказка про Франку и её зайцев
  • а здесь Фея по фамилии Дура
  • тут послушать мои песни
  • посмотреть видео

  • посмотреть мои фотографии
  • полюбоваться на котика Баку
  • мои кулинарные рецепты
  • где купить мои книжки
  • ну и традиционные сто фактов



    У меня рак и мне нужна ваша поддержка!
    кликните на картинку, чтобы прочесть мою историю

    _________________________________
    Комментарии скрыты - на всякий случай,
    если вам есть что сказать конфиденциально.
  • анфас

    (no subject)

    Хотела вспомнить и рассказать вам какую-нибудь летнюю историю из детства. Но нашла в архиве вот эту, уже написанную. Хорошая.
    И всё чистая правда!

    * * *

    Иркина любовь

    Мы тихонько стоим в коридорчике у приоткрытой двери и стараемся не шуметь.
    Ирка на два года меня старше.
    Середина августа.
    Нас привезли на чужую дачу на какой-то праздник. Все взрослые сейчас во дворе: мужчины суетятся у мангала, женщины накрывают стол под большим брезентовым навесом. Совсем малышня плещется в надувном детском бассейне.
    - Он там? – шепчу я Ирке в спину.
    Она почти на голову выше, и мне ничего не видно.
    Ирка, не оборачиваясь, машет на меня рукой, и я обиженно соплю и переминаюсь с ноги на ногу.
    В доме тихо и прохладно. Со двора доносится смех и разговоры, и музыка из транзистора. Джо Дассен поёт что-то очень грустное на французском…
    Любопытство берёт верх, и я протискиваю голову между Иркиной рукой и дверью.
    - Ир, ты его видишь? Ну, Ира-а…
    - Тсс… - шипит на меня Ирка и локтем пихает в макушку.
    Я напираю сильнее - дверь со скрипом поддаётся, и мы вваливаемся в комнату. Ирка вдруг густо краснеет, цедит сквозь зубы: «Дура!» - и бежит во двор. Я какое-то время стою и смотрю, растерянно улыбаясь.

    Collapse )
    анфас

    Иркина любовь

    Мы тихонько стоим в коридорчике у приоткрытой двери и стараемся не шуметь.
    Ирка на два года меня старше. Конец августа.
    Нас привезли на чужую дачу на какой-то праздник. Все взрослые сейчас во дворе: мужчины суетятся у мангала, женщины накрывают стол под большим брезентовым навесом. Совсем малышня плещется в надувном детском бассейне.
    - Он там? – шепчу я Ирке в спину.
    Она почти на голову выше, и мне ничего не видно.
    Ирка, не оборачиваясь, машет на меня рукой, и я обиженно соплю и переминаюсь с ноги на ногу.
    В доме тихо и прохладно. Со двора доносится смех и разговоры, и музыка из транзистора. Джо Дассен поёт что-то очень грустное на французском…
    Любопытство берёт верх, и я протискиваю голову между Иркиной рукой и дверью.
    - Ир, ты его видишь? Ну, Ира-а…
    - Тсс… - шипит на меня Ирка и локтем пихает в макушку.
    Я напираю сильнее - дверь со скрипом поддаётся, и мы вваливаемся в комнату. Ирка вдруг густо краснеет, цедит сквозь зубы: «Дура!» - и бежит во двор. Я какое-то время стою и смотрю, растерянно улыбаясь.


    Ирка влюбилась.
    Вот прямо сегодня утром, пока нас везли сюда в разных машинах.
    Она сразу кинулась ко мне, потащила к сараю, где растёт густая, почти одичавшая малина, и зашептала мне в ухо:
    - Ты видела, видела? Того мальчика, который ехал в нашей машине? Видела, какой красивый? – Ирка сияет глазами, глубоко вздыхает и картинно, по-взрослому, заламывает руки.
    - А кто он такой? – я выглядываю из-за сарая, пытаясь разглядеть Иркиного героя, встаю на цыпочки.
    - Его зовут Степан! Он сын папиного знакомого.
    - Фу… Степааан…
    Я разочарована. Как можно влюбиться в мальчика, которого зовут Степан!
    Ирка больно пихает меня кулаком в бок.
    - Дура! – говорит она. – Ты ничего не понимаешь!
    Я действительно ничего не понимаю. Я ещё не влюблялась по-настоящему в мальчика. Так, чтобы в одного, до вздохов и пунцовых щёк. Я читала в книжках, видела в кино, но чтобы сама…
    Я ужасно завидую Ирке! Счастливая! У неё теперь есть сердечная тайна.
    Мы возвращаемся к дому, потирая покусанные крапивой щиколотки.
    Я поглядываю на Ирку и думаю, что же теперь с ней будет? Если Степан полюбит её, они станут женихом и невестой, потом поженятся, родят маленьких деток и заживут долго и счастливо.
    А если не полюбит?.. Ирка будет страдать и плакать по ночам, она перестанет есть и пить, ходить в школу и радоваться жизни. И никого больше уже не полюбит. И возможно, даже уйдёт в монастырь. И умрёт там от любви и тоски…
    У меня начинает щекотать в носу и две слёзы предательски скатываются по щекам.
    - Ирочка, всё будет хорошо, - говорю я и глажу Ирку по руке. – Он тебя полюбит, вот увидишь.


    И вот я стою посреди комнаты, а Иркина судьба смотрит на меня насмешливыми карими глазами.
    Этот Степан действительно симпатичный мальчик. И улыбается очень хорошо - по-доброму и чуть-чуть с хитринкой. Мне нравится, когда вот так. Только он большой совсем, даже для Ирки.
    - Привет! Как тебя зовут? – говорит он так, как говорят все взрослые, пытаясь понравится ребёнку. После этого, по логике, должен прозвучать вопрос: «А сколько тебе лет?».
    Я сразу это чувствую и смущаюсь от неожиданности.
    - Ты что-то хотела? – спрашивает он, словно я пришла к нему домой.
    - Это не я, это Ирка… Она хотела узнать… - зачем-то вру я.
    - Что узнать?
    Отступать некуда - на кону Иркина жизнь. Я набираю побольше воздуха в грудь и спрашиваю:
    - Ты можешь на ней жениться?
    Степан какое-то время на меня смотрит, переваривая услышанное, а потом начинает громко визгливо смеяться. Когда я выбегаю на крыльцо и налетаю прямо на Ирку, он всё ещё смеётся.
    - Что ты ему сказала?
    - Ничего, - я краснею.
    - Поклянись!
    - Клянусь.
    Весь вечер я стараюсь не попадаться Степану на глаза и слежу за Иркой, стараясь ничем себя не выдать.


    Теперь мы увидимся только в следующие выходные.
    Всю неделю я не нахожу себе места.
    Я думаю, что надо было сказать Ирке сразу, что она полюбила не того, что ничего у них не выйдет.
    Потом я думаю, а вдруг Степан опомниться, увидит, что Ирка такая хорошая и красивая, и когда-нибудь её полюбит? Ну ведь может же такое быть? Эти мысли меня успокаивают.
    Потом я вспоминаю про свою дурацкую клятву и снова мучаюсь от собственной трусости и нечестности. Ирка – моя подруга, а я так нехорошо себя повела. Вдруг я испортила ей жизнь? Вдруг она там уже вся истосковалась и измаялась сомнениями?..
    Через неделю мы встречаемся на даче.
    С замиранием сердца я смотрю, как Ирка идет ко мне от машины.
    Бедная, бедная моя Ирка…
    Я пытаюсь по лицу угадать, как она себя чувствует? Как чувствует себя её любовь?
    Я не выдерживаю, кидаюсь к ней, хватаю за руки и спрашиваю:
    - Ну как? Ну как, Ир?
    - Что «как»? - отстраняется она.
    - Как всё со Степаном? Ты о нём много думала?
    - Со Степаном?.. – она хмурит бровки. – Ааа! С тем?..
    Ирка улыбается и мне легчает.
    - Вообще, не думала! – говорит Ирка. – Слууушай, какой мальчик стал ходить к нам на танцы! Нас один раз даже в пару поставили! Ах, какой мальчик…
    Ирка сияет глазами, глубоко вздыхает и картинно, по-взрослому, заламывает руки.
    У меня к горлу подкатывает ком, на глаза наворачиваются слёзы, я только и успеваю подумать: «Ну и хорошо, ну и слава богу!»
    И в следующую минуту бегу в сад, падаю в траву и реву, размазывая слёзы по щекам.
    - Никогда, никогда не предам я свою любовь вот так! – думаю я. – Лучше умру в страданиях, но не предам!.. Если уж я полюблю какого-то мальчика, то буду любить его всю жизнь, до самой смерти! Пусть даже зовут его Степаном! Или как угодно… И лучше я уйду в монастырь и умру там от горя, чем предам свою любовь! Никогда, никогда!
    ...Мне идёт седьмой год.