Category: мода

зайцы Франки цв.

Что тут можно почитать


  • тут собраны все стихи
  • отдельно цикл Письма к Тэйми
  • и просто письма Кате
  • вот здесь - результаты любви
  • как я это чувствую - нутряки

  • а это все мои рассказы
  • воспоминания о детстве
  • кое-что про время
  • о тех, кого я помню

  • сказка про Франку и её зайцев
  • а здесь Фея по фамилии Дура
  • тут послушать мои песни
  • посмотреть видео

  • посмотреть мои фотографии
  • полюбоваться на котика Баку
  • мои кулинарные рецепты
  • где купить мои книжки
  • ну и традиционные сто фактов



    У меня рак и мне нужна ваша поддержка!
    кликните на картинку, чтобы прочесть мою историю

    _________________________________
    Комментарии скрыты - на всякий случай,
    если вам есть что сказать конфиденциально.
  • анфас

    (no subject)

    После сегодняшней химии я почти такая же зелёненькая, как обои за моей спиной. Но это ничего, две ампулы дексаметазона отлично борются с бледностью... А порция крема-брюле немножко поднимает боевой дух.
    Хорошее самочувствие – вещь субъективная. Просто перестаёшь на многое реагировать (что досаждает не слишком). Но вот анализы показывают другое. Поэтому мне прокапали Кадсилу, а на Зомету не допустили по показаниям. Нужно, как минимум поднять уровень кальция в крови хотя бы до нижней нормы. "Кальций-Д3-Никомед" не сработал, модный хелатный от "Bone Restare" тоже. Начала пить "Остеовис". Кальциесодержащие продукты ем, но какого-то более-менее стабильного результата добиться не могу. Это всё из-за костных метастазов.

    Настроение так себе. Плохое настроение, если быть честной. Сегодня похоронили ещё одного близкого человека – у нас с ним общая крестница. И это очень горькая потеря. Сердце... Не пил, не курил, много работал, просто выгорел... Добрый, щедрый, умный, душевный человек. И ничего уже нельзя поделать. И никакие слова не будут уместны.
    До следующей жизни, Славка! Ты очень хотел, чтобы я жила. Я пока живу... Улыбайся нам оттуда.

    анфас

    О рисовании и тонких волосах... (из архивов)

    Мне отлично удавался олимпийский мишка. И львёнок из мультика «про львёнка и черепаху». Я вообще, любила рисовать в детстве. Но были какие-то персонажи, которых рисовали почти все. Очень просто было рисовать белочку, зайца и кошку – в профиль. Это был один и тот же зверёк, только хвосты и уши разные. Бабочку рисовать умели все. Лягушку – тоже несложно. Некоторые оттачивали своё мастерство на лошадках или собачках. Мальчики, в основном, рисовали самолётики, танчики и машинки. Ну, иногда космос. Кстати, крейсер «Аврору» я рисовала лучше мальчиков!
    Но почти у всех был период деревенских пейзажей. Домик с треугольной крышей, дым из трубы, окошко и дверь, деревянный заборчик, дорожка уходящая за горизонт. Кто-то дорисовывал собачку (если она везучая, то и будку), солнышко в уголке, цветочки или ёлочки у дома.
    Ещё популярны были морские сюжеты. Лёгкие волны, далёкий парусник, несколько чаек, солнце садится в море. Кто-то рисовал остров, кругленький такой, с пальмой по центру.

    …Но что-то я сильно отвлеклась. Я хотела рассказать о том, какие тонкие у меня были волосы в детстве. Но сперва ещё немножко о принцессах.
    Практически все девочки моего времени рисовали принцесс. Миниатюрная корона, узкая осиная талия и пышная юбка до самой земли. Туфли можно было и не дорисовывать. Многие любили набивать руку на мелких деталях: пуговички, фалды, складки, рюшечки-воротнички, рукава-фонарики… Но помните волосы? Это была такая сплошная фигурная волна в виде греческой буквы «омега». Густая такая грива до плеч. Ещё это могла быть коса. Коса была толщиной с принцессинскую руку. Были варианты с двумя хвостиками и бантиками, но тогда это была уже не принцесса, а просто девочка.

    В детстве мне очень хотелось иметь длинную толстую косу, как у принцесс на картинках. А была коротенькая, тоненькая и смешная. Поэтому перед первым классом мама сделала мне модную стрижку «Карэ». То ли мама плохо управлялась с ножницами, то ли у неё были свои представления о «Карэ», но стрижка получилась странной и не очень праздничной. Нижний край мы попытались завить термобигудями, но ровно через десять минут, волосы опять выпрямились.
    Банты я носила в детстве редко. Они на мне не держались. Бант был тяжелее пучка волос, на который крепился, поэтому он немедленно сползал и падал. Если его крепили на резинку, он падал вместе с резинкой. Единственный вариант – завязать бант строго сверху – для удержания равновесия.
    С первого класса мне стали растить волосы и запрещать их стричь. А меня волосы раздражали. Они жутко электризовались, липли к одежде, были тонкими, как пух, и мягкими, как мохер. Такие же волосы были у моего отца.

    После десятого класса я обстригла чёлку и сделала химическую завивку на всю длину волос (это значит, до самой попы), чтобы на выпускном быть красавицей. Учитывая отсутствие в то время всяких новомодных парикмахерских средств и характеристику моих волос, ни один здравомыслящий человек на это не пошёл бы. Но я пошла. Недели две я не могла расчесать волосы. Я их и мыла, и расслаивала, и мазала чем только можно – всё безуспешно, сплошная пакля. На выпускной пришлось идти с волосами, собранными в тугой спутанный хвост. Завивка держалась ещё почти полгода, в течение которых я выдрала чуть ли не половину волос и сломала дюжину расчёсок.

    Позже чувство несправедливости и зависти время от времени охватывало меня при виде роскошных локонов у подруг или густых вьющихся волос у мужчин. И тогда я шла в парикмахерскую. Я красилась в разные цвета, делала всякие стрижки, но редко была удовлетворена.
    В тридцать лет я обрилась наголо. Алька запретила мне приходить за ней в школу. Она меня стеснялась. Только спустя несколько недель, когда она опросила своих одноклассников и те одобрили мой имидж, Алька начала мной гордиться и даже хвастаться.
    Мои друзья удивлялись и посмеивались, но каждый норовил потрогать пробивающуюся щетинку на ощупь. Поэтому в то время меня много гладили по голове. Оказалось, что сзади, чуть выше края волос у меня есть родимое пятнышко. Оказалось, что у меня голова довольно правильной формы. Оказалось, что обритая женщина вызывает нежность, смешанную с желанием пожалеть и защитить. Мне всегда нравилась такая смесь.

    У всех моих мужчин были густые волосы. И у Алькиного папы тоже. Я мечтала, что дочери достанутся отцовские кудри. Но достались мои. Ей достались мои глаза, мои острые плечи, родимое пятно, мои длинные пальцы… В детстве она рисовала принцесс с тонкой талией и толстой косой. Но лучше всего ей удавались лошади, с роскошной развевающейся гривой. Морские пейзажи и домики в деревне по-прежнему были в моде, бабочки и лягушки шли на «ура», прекрасно получались белочки и зайчики в профиль. Только олимпийского мишку давно не рисуют. А в остальном - мало что меняется…
    анфас

    (15) Фея по фамилии Дура

    - Мам, а бывает такая фамилия – Марфукдрамбуст?
    Я сижу в коридоре на тумбочке для обуви и листаю телефонный справочник.
    - Ну что ты за ерунду выдумываешь, Полина!
    Мама стоит у зеркала в новых лаковых сапогах на высоком каблуке и красит губы, смешно вздёргивая брови, как будто сама себе удивляется.
    Когда я вырасту, мама обязательно даст мне поносить эти прекрасные сапоги.
    - А бывает фамилия – Чипуншрусминг?
    - Не-зна-ю… - говорит мама нараспев и отходит от зеркала, чтобы увидеть всю свою красоту.
    У моей мамы замечательная красота!
    - А бывает фамилия – Дурак?
    - Полина!
    - Ну, мам! Ну, бывает?
    Мама поворачивается ко мне и говорит:
    - На свете так много людей, что бывает всё, что угодно!
    Мама говорит:
    - И вообще, не сиди тут без тапочек. Колготки поправь. И не слюнявь страницы, господи боже мой!
    Мама говорит:
    - Я ненадолго, никому не открывай. Чашки помой там. Я побежала.
    И побежала.

    Я поправляю колготы (кто придумал такую неудобную одежду?) и иду в комнату.
    И думаю про всё, что угодно.
    "Всё, что угодно" представляется мне такой специальной страной, где живут люди с самыми странными фамилиями.
    Если бы у меня была волшебная палочка, я бы придумала себе самую длинную фамилию из всех на свете букв. И когда в поликлинике меня бы вызывали в кабинет к зубному врачу, то все бы завидовали и думали: "Дааа, с этой девочкой действительно бывает всё, что угодно!"
    И мне бы было ни капельки не страшно, а только гордо и приятно!

    Потом приходят Данка и Кася и сидят в моей комнате на полу. И мы делаем волшебные палочки из цветных карандашей и блестящей фольги.
    И я думаю, что я как будто фея из страны "всего, что угодно". А Данка с Касей думают, что у меня на кухне есть компот из слив. Но стесняются спрашивать.
    Сидят-сидят, а потом всё равно спрашивают.
    А компота-то у нас и нет.
    Тогда я встаю посреди комнаты, взмахиваю волшебной палочкой и говорю:
    - Я фея "всего, что угодно"! Компот-компот, появись!
    И говорю:
    - Ну вот, теперь компот есть!
    Данка с Касей бегут на кухню, а я стою посреди комнаты, затаив дыхание, зажмуриваю глаза и шепчу: "Появись, появись, появись…"
    А Данка приходит и говорит:
    - Ты не фея, ты дура! И ничего там нет!
    - И никакого компота, бэ-бэ-бэ! – говорит Кася. – А ты дура.
    И они забирают свои карандаши и уходят. И даже не поправляют колготки.
    А я думаю, что Дура – это такая фамилия. Ну и что, ну и пусть. А компот всё равно появился. Только он теперь в стране, где бывает всё, что угодно. Просто это такая секретная страна. Только для фей.
    Я прячу волшебную палочку в ящик стола и иду на кухню мыть чашки. Иду аккуратно на цыпочках, как будто на мне новые лаковые сапоги на высоком каблуке.
    И, проходя мимо зеркала, я удивлённо вздёргиваю брови, как мама. И сразу вижу всю свою красоту…
    Ну фея же!


    _________________________________________________________
    (рисунок - L. Hurwitz )
    (Предыдущие части)