Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

зайцы Франки цв.

Что тут можно почитать


  • тут собраны все стихи
  • отдельно цикл Письма к Тэйми
  • и просто письма Кате
  • вот здесь - результаты любви
  • как я это чувствую - нутряки

  • а это все мои рассказы
  • воспоминания о детстве
  • кое-что про время
  • о тех, кого я помню

  • сказка про Франку и её зайцев
  • а здесь Фея по фамилии Дура
  • тут послушать мои песни
  • посмотреть видео

  • посмотреть мои фотографии
  • полюбоваться на котика Баку
  • мои кулинарные рецепты
  • где купить мои книжки
  • ну и традиционные сто фактов



    У меня рак и мне нужна ваша поддержка!
    кликните на картинку, чтобы прочесть мою историю

    _________________________________
    Комментарии скрыты - на всякий случай,
    если вам есть что сказать конфиденциально.
  • анфас

    из архивов

    Когда действительно понимаешь, что жизнь конечна, время ограничено, а мы внезапно смертны, становишься внимательнее к простым вещам. Начинаешь бережней относиться к близким, пристальней вглядываться в глаза любимых.
    Раньше казалось, если вдруг узнаешь, что отпущено мало, начнёшь ускоряться, чтобы всё успеть: сделать то и это, побывать там-то и там-то, ужаться в короткие сроки... Нет. Оказалось, наоборот, замедляешься, вынимаешь себя из суеты, вечного дедлайна и непрерывного бега, осматриваешься, созерцаешь.
    Торопиться некуда, да и незачем. Уже можно позволить себе жить в своём ритме (раньше и не догадывалась, каков он), можно прочувствовать себя насквозь (иногда принудительно, но что делать). Можно, наконец-то, учиться радости, настоящей глубинной радости, уже не отвлекаясь на раздирающие тебя страсти и необходимость держать лицо.

    Однажды в шестом классе я безответно влюбилась в мальчика из старшей школы. Хорошо помню, что радости в этом не было никакой. Никаких бабочек в животе, трепета и восторга. Были лишь мука и страдание., трагичные стихи и чёрная безнадёга. Это длилось какое-то время, а потом, конечно, сошло на нет, поскольку душа всегда тяготеет к свету и благости.
    И лишь спустя много лет я твердо усвоила, что нужно разрывать отношения, которые совсем не приносят радости, нужно поменьше общаться с безрадостными людьми и уходить из мест, где твоя радость идёт на прокорм чёрным дырам. Но прежде всего, нужно научиться продуцировать радость и светиться ею, не смотря ни на что.
    Быть загадочно трагичным, обиженным и непонятым — легко. Труднее быть счастливым, довольным и открытым. Учитесь радости! Это делает трудное легким, а тёмное светлым. Даже там, где ничего уже нельзя поделать, всегда можно порадоваться, что вы ещё существуете.
    анфас

    Из архивов

    Дора

    Когда утром я надеваю синее платье – я немая Дора.
    Я иду через двор, киваю дворнику, перепрыгиваю через лужу у ворот.
    В синем платье я Дора-почтальонка. Я несу большую сумку и пою песни в своей голове.
    Мне не нужно нигде останавливаться надолго, чтобы поболтать.

    Когда днём я надеваю белое платье – я весёлая танцовщица Дотти.
    Я хожу в балетную школу и тяну носок у станка.
    Мне нравится, как шуршат крахмальные пачки.
    Я немая Дотти, но я не глухая. Я слышу, как шепчутся за моей спиной, и тяну носок ещё сильнее.

    Когда вечером я надеваю красное платье – я малышка Додо.
    Я любовница директора балетной школы, старого развратника Джулио. Немая счастливица Додо, засыпанная цветами и подарками.
    И даже жена Джулио относится ко мне с пониманием.
    Быть немой в красном платье – горше всего.

    Когда ночью я надеваю чёрное платье – я просто немая Долорес.
    Я мелю крупные зёрна арабики и варю кофе. Чёрный, как твои глаза, горький, как моя любовь.
    Я сажусь писать тебе письма и беззвучно плачу.
    Я пишу тебе обо всём, о чём молчала за день: о Доре в синем… о Дотти в белом… о Додо в красном…
    Я кричу, как большая рыба, и, заламывая плавники, уплываю к утру в немые сны.

    Завтра я пойду и куплю себе жёлтое платье, радостное жёлтое платье!
    Я надену его и отправлю тебе все письма сразу.
    Целый отряд почтальонов с огромными сумками постучит в твою дверь.
    Ты будешь читать долго-долго, перебирая буквы, как зёрна арабики…
    И если в конце концов ты не онемеешь, значит, нет справедливости на свете.


    Иллюстрация Вики kirdiy
    анфас

    (no subject)

    Сдавала сегодня анализы. Всё, вроде, терпимо. Тромбоциты по-прежнему низкие, пью Револад (пока никак не получается с него слезть). И стойкая анемия... Уже не знаю, что съесть или выпить, чтобы поддержать себя. Сил нет, силы не возвращаются... Вчера взяла в руки гитару, вспомнила несколько старых песен. Голос слабый. Устала так, словно грузила вагоны. Сплю плохо, кровят слизистые.
    Но в целом, надо сказать, что почти стабилизация процесса. Всё замерло, метастазы не растут, в голове образование без динамики.
    Я радуюсь и дую на воду.
    Лето добегает до сентября. Год добегает до осени. Жизнь пробегает сквозь нас, протекает синей водой, проплывает насквозь большой небесной рыбой. Вдохнёшь — а внутри тебя океан. Приложи ладонь к уху, послушай, как шумит его прибой, как кричат его чайки, как швартуется белый корабль прямо у твоего сердца. Что написано на его борту? «Любовь», «Жизнь», «Печаль», «Вера», «Отчаяние», «Сила»?.. Не разобрать...
    анфас

    из архивов

    Лето густое и вязкое, как молодой мёд, как черничное варенье. Город за день нагревается до состояния миража и кажется нереальным. Усталые голуби спят в тени прямо на газонах.
    Листаю старые черновики. Вижу, как меняется моя реальность. Временами всё ещё чувствую себя абитуриентом, не выучившим экзамен...

    Нам изначально не выдали никаких инструкций, никаких ориентировок – куда взрослеть, кого любить, чем заниматься, как разобраться во всём происходящем.
    Пытаясь выстроить какую-то стройную систему, объяснимую и безопасную, в какой-то момент застаёшь себя на этапе очередной перезагрузки. Всё распадается на сюжеты и факты, на понимания и заблуждения. Нужно выбрать что-то, с чего начать. Что-то, с чего продолжить...
    К обеду меняется погода – то ветрено, то душно, то облака, то солнце. Голова делается туманной, и можно уснуть, не донеся чашку с чаем до рта.

    По утрам очень странное, какое-то почти нездешнее чувство, словно ходишь по Божьей ладони и замираешь каждый раз, пытаясь удержать равновесие.
    К вечеру такая усталость, словно мы извели друг на друга всё своё остроумие, восхищение и упрямство. И нужно исхитриться уснуть так, чтобы вынырнуть чуть дальше, чем вчера.
    Любой надлом, трещинка, мелкий сбой программы внутри ощущается тем острее, чем более ты счастлив. Когда долго хорошо, начинаешь думать, что ну вот, придётся расплачиваться, и непонятно чего стребуют.
    Не думай. Может, это тебе самому уже возвращают задолженности…

    Город легко ложится под колёса и с шелестом выпадает где-то позади нас, словно лист бумаги из принтера.
    Каждая секунда достойна стать лучшим воспоминанием твоей жизни.
    анфас

    (no subject)

    Когда действительно понимаешь, что жизнь конечна, время ограничено, а мы внезапно смертны, становишься внимательнее к простым вещам. Начинаешь бережней относиться к близким, пристальней вглядываться в глаза любимых.
    Раньше казалось, если вдруг узнаешь, что отпущено мало, начнёшь ускоряться, чтобы всё успеть: сделать то и это, побывать там-то и там-то, ужаться в короткие сроки... Нет. Оказалось, наоборот, замедляешься, вынимаешь себя из суеты, вечного дедлайна и непрерывного бега, осматриваешься, созерцаешь.
    Торопиться некуда, да и незачем. Уже можно позволить себе жить в своём ритме (раньше и не догадывалась, каков он), можно прочувствовать себя насквозь (иногда принудительно, но что делать). Можно, наконец-то, учиться радости, настоящей глубинной радости, уже не отвлекаясь на раздирающие тебя страсти и необходимость держать лицо.

    Однажды в шестом классе я безответно влюбилась в мальчика из старшей школы. Хорошо помню, что радости в этом не было никакой. Никаких бабочек в животе, трепета и восторга. Были лишь мука и страдание., трагичные стихи и чёрная безнадёга. Это длилось какое-то время, а потом, конечно, сошло на нет, поскольку душа всегда тяготеет к свету и благости.
    И лишь спустя много лет я твердо усвоила, что нужно разрывать отношения, которые совсем не приносят радости, нужно поменьше общаться с безрадостными людьми и уходить из мест, где твоя радость идёт на прокорм чёрным дырам. Но прежде всего, нужно научиться продуцировать радость и светиться ею, не смотря ни на что.
    Быть загадочно трагичным, обиженным и непонятым — легко. Труднее быть счастливым, довольным и открытым. Учитесь радости! Это делает трудное легким, а тёмное светлым. Даже там, где ничего уже нельзя поделать, всегда можно порадоваться, что вы ещё существуете.
    анфас

    (no subject)

    Купила на распродаже сиреневые «кроксы». Босоножки, каблучки, туфельки — всё это теперь не моё, от всего этого болят и отекают ноги. А Crocs отлично себя зарекомендовал, и мне не стрёмно ходить в них по городу. Ещё у меня есть бледно-зелёные с прошлого года. Носить не сносить!
    Помню в 7 классе мой размер ноги сравнялся с маминым, и она отдала мне свои почти новенькие кроссовки «adidas», которые привезла из какой-то поездки (подробностей уже не помню). Белая кожа, розовый логотип, шнурки бело-розовые, анатомическая подошва, высокие, с двойным «языком», перламутровая вставка на заднике. Они были такие нереально-прекрасные, что хотелось поставить их в сервант за стекло. Чтоб вы понимали, это был 85-ый год, ничего подобного я до того не видела. Почти полгода я была в рейтинге самых модных девочек в классе. Носила их исключительно в школу на физкультуру и иногда выгулять в город по особым случаям.
    А потом их украли. Из раздевалки школьного спортзала...
    Много разной обуви с тех пор у меня было, а те кроссовки помню до сих пор.

    Сегодня по плану очередное вливание Кадсилы. Но до химии меня не допустили по показаниям крови. Тромбоциты 51, и этого очень мало. Как следствие, опять кровят слизистые носа и дёсен, начали отслаиваться ногти на руках, синяки от любого мелкого ушиба не проходят долго, как и любая царапина... Сегодня утром взяли анализ крови, из прокола до сих пор идёт кровь, как только снимаю пластырь.
    Опять подняли дозу Медрола. Я очень расстроилась, даже всплакнула (на мгновение стало себя ужасно жалко). В зеркале перестаю себя узнавать. У стероидов есть один из побочных эффектов, при котором лицо отекает и делается круглым. Это помимо постоянного зверского аппетита, бессонницы, приливов и других прелестей...
    Гематолог предлагает начать пить Револад. Это препарат, прицельно направленный на тромбоциты, но не у всех хорошо срабатывает. Поэтому пока думаем. Пить его надо длительно, а цена, между тем, 200$ за 14 таблеток... По сравнению со стоимостью Кадсилы, это как бы не существенно, но в дополнение к ней — это просто «караул!»...

    Но зато почти лето!
    Парки зеленые и цветущие.
    Через месяц приедет дочка.
    Сегодня я была непослушной и ела мороженое из Макдональдса.
    Ну и сиреневые «кроксы» радуют.
    В общем, живём, лечимся, не сдаёмся, верим в лучшее!

    анфас

    (no subject)

    Сегодня мы посетили школу восточной живописи «Шен Фэн» Руслана Омельяненко.
    Это было бесплатное занятие для нашей харьковской «онко-группы». В этот раз мы рисовали цветущую китайскую сливу Мэй. Все ушли довольные и унесли с собой прекрасные работы.
    Такие занятия Руслан теперь проводит для нас раз в месяц, и благодарность наша безмерна. Потому что учиться у настоящего мастера - это бесценно.
    Это удивительный опыт. Не нужно уметь рисовать, чтобы создавать красоту. Здесь совсем другие техники и принципы, другие тонкости и нюансы. Полное погружение в иную культуру, в особое пространство творчества и востока.
    Страница школы есть в фейсбуке. Работают курсы живописи разных ступеней, есть много мастер-классов для детей и взрослых. Если вы в Харькове и хотите попробовать что-то новое, очень рекомендую.

    анфас

    (no subject)

    Вы же помните, кем хотели стать в раннем детстве? Не в старших классах школы, а гораздо раньше.
    Я мечтала о разных вещах в разные периоды. Хотела стать пожарным, астрономом, шпионом, даже дворником... Я свято верила, что люди, когда вырастают, становятся именно теми, кем задумали ещё в детстве.
    У меня вот какой вопрос. У кого-нибудь получилось?
    анфас

    из архивов

    Всё будет так, как должно. Пройдут дожди, уляжется ветер, улягутся листья. И в этой сезонной наготе не будет весенней трогательности, но лишь строгость и отстранённость.
    Поверх всего упадёт первый снег. Так присыпают тёплый ещё пирог сахарной пудрой, а она темнеет, растворяется, тает… и нужно присыпать заново.
    Затвердеет мякоть, затянутся прорехи. Поблекнут цвета, просочатся внутрь каждого предмета и заживут другой тайной жизнью. Никаких внешних избытков, теперь только вглубь, к самой сути, к сердцевине.
    Время новой оптики, контрастного пространства, внимания к неочевидным вещам, чьи смыслы становятся более выпуклыми и отчётливыми.
    Кто-то ещё успеет напасти немного тепла, распихать по карманам, спрятать за пазуху.
    Горечь остынет и ляжет усталостью на дно души. Лягут в постель влюблённые и нелюбимые: кто-то в свою, кто-то в чужую, кто-то в ничью… Осень всех разложит по полочкам и ячейкам, всё уточнит и приведёт в соответствие.
    Время внутреннего безмолвия и созерцания.
    Время обучения новому сердечному ритму.