Category: отношения

зайцы Франки цв.

Что тут можно почитать


  • тут собраны все стихи
  • отдельно цикл Письма к Тэйми
  • и просто письма Кате
  • вот здесь - результаты любви
  • как я это чувствую - нутряки

  • а это все мои рассказы
  • воспоминания о детстве
  • кое-что про время
  • о тех, кого я помню

  • сказка про Франку и её зайцев
  • а здесь Фея по фамилии Дура
  • тут послушать мои песни
  • посмотреть видео

  • посмотреть мои фотографии
  • полюбоваться на котика Баку
  • мои кулинарные рецепты
  • где купить мои книжки
  • ну и традиционные сто фактов



    У меня рак и мне нужна ваша поддержка!
    кликните на картинку, чтобы прочесть мою историю

    _________________________________
    Комментарии скрыты - на всякий случай,
    если вам есть что сказать конфиденциально.
  • анфас

    Вот и получается...

    ПРО СТРАХИ

    У одной девочки было много очень дорогих платьев. И она постоянно боялась их испачкать, порвать и испортить.
    А у другой девочки было только одно платье, старое и дешёвое. И она тоже очень боялась его испачкать, порвать и испортить.
    • Вот и получается: при разных вводных данных, страх всё равно одинаковый.

    Одному мальчику его папа говорил: «Будешь плохо себя вести, тебя заберёт бабай!»
    Мальчик боялся и вёл себя хорошо.
    Другому мальчику его папа говорил то же самое. Мальчик боялся, но по-прежнему вёл себя плохо.
    • Вот и получается: при одинаковых вводных данных, результат всё равно разный.

    Один дяденька всю жизнь воровал. И очень боялся, что однажды проколется где-то, и его посадят.
    А другой дяденька всю жизнь был честным человеком. Но тоже боялся, что где-то проколется, и его посадят.
    • Вот и получается: что есть страхи, которые ни от чего не зависят.

    Одна тётенька очень боялась растолстеть. А когда всё-таки растолстела, перестала бояться и зажила счастливо.
    А другая тётенька тоже боялась растолстеть. И не толстела. Она сидела на диетах и продолжала бояться. У неё от страха даже гастрит начался.
    • Вот и получается: иногда лучше тому, с кем страшное уже случилось.

    Collapse )

    (из архивов, 2008 г.)
    анфас

    (no subject)

    Лето уходит быстро, не оглядываясь, как сбежавший любовник, как предрассветный сон. Вот оно завернуло за угол, вот мелькнуло в конце улицы, отразилось в зеркальных витринах, обдало последним теплом...
    Я пью свой утренний кофе и думаю о том, что в этой красоте увядания нет никакого трагизма, никакого отчаяния. Только свет и печаль, свет и печаль...
    В этом распадающемся пазле ещё можно различить самые яркие картинки сезона, самые радостные, самые памятные. Но время уже прошлось по ним своими тонкими ножницами, отсекло лишнее, разделило случайное, наметило контуры будущего внутреннего гербария...
    Усталость иной раз кажется неодолимой. Вчера весь день провела в постели. Любое усилие даётся с трудом. Предательская слабость, как репетиция будущих холодов: мягкий плед, горячее питьё, легкомысленное кино. Все атрибуты глубокой осени. Мы входим в неё осторожно, по щиколотку, по колено, по пояс. Скоро город накроют затяжные дожди, и мы поплывём, большие неповоротливые рыбы, каждый к своему персональному северному полюсу. Сил нам и благоразумия...

    анфас

    из архивов

    Всё так и шло. И если о тебе
    Мне ничего здесь не напоминало,
    Ни шум листвы, ни суета вокзала,
    То о твоём присутствии теперь
    Всё говорит и явственней, и строже.
    И этот август оттого дороже,
    Что здесь ещё немыслимей зима.
    Пейзаж размыт, движения нерезки,
    И наблюдать дыханье занавески –
    Лишь верный способ не сойти с ума,
    Покуда тех, кто бесконечно врозь,
    Обточит время, как слоновью кость...

    * * *

    Я люблю тебя навеки,
    А живу с тобою врозь.
    Я в часах сдвигаю стрелки,
    Чтобы время не сбылось,
    Я опять меняю ракурс,
    Чтобы виделось ясней.
    Подари нам, Боже, август
    На каких-то тридцать дней…

    Кораблю с дырявым днищем
    Снова в доке зимовать.
    Я стою почти что нищий –
    Что ещё тебе отдать?
    Моль почти доела парус,
    Время точит якоря.
    Подари нам, Боже, август
    И немного сентября…

    Над моим микрорайоном
    Ночь дырявит небеса.
    Я прошу за всех влюблённых,
    Если нам с тобой нельзя.

    Сентябри смыкают веки,
    Наши беды не всерьёз.
    Я люблю тебя навеки,
    А живу с тобою врозь.
    Виноградной грозди завязь
    Тяжелеет с каждым днём.
    Подари нам, Боже, август,
    Дальше мы переживём…
    анфас

    Чарльз Буковски

    • Мы даже не просим счастья, только немного меньше боли.

    • Если у тебя получилось обмануть человека, это не значит, что он дурак, — это значит, что тебе доверяли больше, чем ты этого заслуживаешь.

    • Я обычно плох, но, когда я хорош, я хорош дьявольски.

    • Мой друг Уильям счастливый человек — чтобы страдать, ему не хватает воображения.

    • Я не верю, что можно изменить мир к лучшему. Я верю, что можно постараться не сделать его хуже.

    • Когда ты пьян, мир по-прежнему где-то рядом, но он хотя бы не держит тебя за горло.

    • Секс великая вещь только тогда, когда больше нечем заняться.

    • Очень немногие красивые женщины стремятся показать на людях, что они кому-то принадлежат.

    • Найди то, что любишь, и пусть это убьёт тебя.
    анфас

    (no subject)

    Я полагаю, что больше всего люди устают от самих себя. От своих переживаний, страхов, домыслов и тревог. От чувства вины и попыток всё контролировать. От невозможности хоть какое-то время не забегать вперёд (моделируя ситуации) и не оглядываться назад (ища аналоги и клише).
    Перестать сравнивать, перестать пугать себя, не строить иллюзий, не додумывать за других, прекратить диалоги в собственной голове...
    анфас

    (из архивов)

    ...Один ковал кольчуги , мечи и украшения, выращивал бонсаи и курил трубку.
    ...Другой сновал по пещерам, любил детей и пел Шевчука.
    ...Третий был наполовину узбеком, рисовал анимацию, отменно готовил и был сумасшедшим.
    ...Четвертый был юн и сердечен, писал поэзию и не имел вредных привычек.
    ...Пятый разводил кошек, ходил в горы и был философом.
    ...Шестой лечил пассами, колдовал травы и шептался с ветром.
    ...Седьмой выставлял холсты в штатах, был мрачно-гениален и много пил.
    ...Восьмой был ключник, гадатель и астральный танцор.
    ...Девятый поклонялся Джа, красил ногти, рисовал флюр и практиковал тантру.
    ...Десятый писал музыку сфер, был вегитарианцем и иллюстрировал книжки.
    ...Между ними попадалось много всякого: музыкант без уха, певец без пальца, гуляка без стыда, ловелас без сердца...

    На чем держались мои любови? На их фенечках и прибамбасах? На моих "ах!" и чьей-то зависти? Когда проходит время и все особенности становятся обыденными, остается сам по себе человек, с тем, что он есть сам, а не что он умеет и имеет. И часто оказывается, что сам-то он тебе ни с какого боку не нужен, не мил и неинтересен. И тогда появляется кто-то с новыми фенечками и прибамбасами.

    Не так ли любили и меня? Я пишу "любили", хотя слово должно быть другое. Тогда, в процессе, да, возможно, верилось, что оно... но после, оглядываясь из сегодня - нет. Из сегодня хочется помнить очень немногих, без всего наносного, без фенечек и прибамбасов... тех, думая о которых в груди становится тепло а на сердце сладко.

    Я смотрела недавно передачу, где ученые мужи рассказывали о результатах исследований. И вот, якобы за всю жизнь женщинам НАСТОЯЩИХ любовей отпущено три, а мужчинам - до восьми. Остальное - влюбленности, страсть, случайные романы, симпатии.
    Наверное, это полный бред, иначе мой лимит уже давно исчерпан (ваш тоже?)...

    * * *

    Я писала это десять лет назад. Ещё десять лет мне понадобилось, чтобы фенечки перестали иметь значение.
    анфас

    Скачать любовь из интернета

    Наткнулась на свой давний текст и подумала, почему бы не поговорить о виртуальных романах в канун дня всех влюблённых?



    Когда я только-только слезла с пальмы и у меня появился компьютер (и интернет, соответственно), я совершенно не умела с ним обращаться. Ну, многие так начинали.
    Добрые люди подключили мне аську, завели почтовый ящик и сказали ничего лишнего не тыкать. Неделю я включала компьютер, смотрела долго на заставку и выключала. Я боялась, что если что-то кликну, он взорвётся.

    Первое, что я сделала, когда случайно попала в поисковик, это ввела слово "одиночество"! (Полагаю, я была неоригинальна).
    Так сайты знакомств распахнули для меня свои виртуальные двери!
    Надо ли говорить, что лишенная невинности и иллюзий задолго до того, находясь практически в предпенсионном возрасте, я была всё еще глубоко доверчива и чиста. Контингент внушал благоговение и восторг!
    – Вот, где прячется вся красота человечества! - думала я, листая страницы писанных красавиц и красавцев.
    Все, как на подбор, фотомодели и секс-символы, тонкие натуры и эрудиты...

    Мне открывались удивительные вещи. Все женщины хотели любви и чуда, а все мужчины - секса и приключений. И ещё. Если у тебя большие сиськи и глаза (впрочем, сисек достаточно), то тебя засыпят письмами и предложениями. А если только глаза, то можешь сидеть и пучить их в монитор до отупения!
    Следуя врождённому чувству любопытства и желанию доходить во всём до крайностей, я несколько раз соглашалась "на свидания вслепую". Ни одна сволочь не оказалась тем прекрасным цветком, каким презентовала себя в сети!
    Хотя нет, вру. Один цветок там таки был. Его я и сорвала! О чём ни разу, честно говоря, не пожалела. Но дело давнее...

    Так что - всё, что ни делается, в любом случае, не зря. Как минимум, это опыт. Как максимум, удачные отношения.
    Вот и расскажите, случались ли у вас виртуальные романы и вырастали ли они во что-то большее. И вообще, что вам дал интернет, в смысле личных отношений?
    анфас

    Замуж за Людвига

    Его звали Людвиг, и он должен был на мне жениться! Я не вру, вот честное слово!
    Моя бабушка родилась в семье чистокровных поляков. И когда я была маленькая и смешная, а бабушка - молодая и красивая, к ней часто приезжали в гости всякие родственники из Польши, или приятельницы.
    Я не помню сейчас, была ли Ядвига приятельницей или дальней родственницей. Но она приехала из Вроцлава в гости с сыном. И звали его Людвиг.

    Наверное, каждая пятилетняя барышня мечтает о замужестве, как о каком-то удивительном приключении. И её избранник - непременно какой-то необычный, удивительный и нездешний. В столь нежном возрасте я всё ещё считала, что ни один мальчик никогда не вырастет во что-то, что будет лучше моего папы. Поэтому собиралась за папу замуж, уверенная в своём превосходстве над всеми остальными женщинами.

    Как только я увидела Людвига, я поняла: папа - не самое загадочное существо на свете. Людвигу было восемь лет (почти старый), но не это было важно. Он был настоящим альбиносом! Совершенно белые волосы, как у Барби, белые ресницы, белые брови, прозрачная (почти голубая) кожа и небесного цвета глаза.
    Я всё понимала по-польски, но говорила довольно плохо. Поэтому говорила я медленно, по слогам и очень громко. Чтоб понятней было. Людвиг меня боялся.
    Он, вообще, оказался довольно инфантильным и трусливым ребёнком. Предпочитал всё время находиться рядом с Ядвигой или, по крайней мере, в поле её видимости. А меня ведь подмывало вывести его на улицу! Я же должна была похвастаться перед друзьями!.. Под видом необходимости сходить за мороженым, я выклянчила Людвига у взрослых, на целый час.

    Я вела его по улице за руку, задыхаясь от трепетного волненья и гордости, прямо на детскую площадку. По пути я мечтала, что поеду в далёкую Польшу и нарожу ему двух белобрысеньких деток - мальчика и девочку. И ещё, наверное, одних близнецов. И одну маленькую собачку, как у Светки. И двух котят. И ещё попугайчика. Про рыбок я подумать не успела, потому что мы пришли, и нас сразу обступила кучка любопытных ребятишек. Людвиг всё время краснел и сильно сжимал зубы. А я говорила, что это теперь мой муж и объяснила всем, как говорить по-польски - надо всё повторять за мной, только очень медленно и громко.
    И все сразу стали разговаривать с Людвигом по-польски и трогать его руками. А людвиг совсем не захотел ни разговаривать, ни быть моим мужем, ни рожать со мной близнецов. Он захотел громко плакать и бежать к маме. И заплакал, и побежал.

    И я побежала за ним. Не потому, что я за него переживала... а потому, что мне в спину смеялись мои друзья, и мне было невыносимо стыдно. И я сразу тогда подумала, что не будет никаких рыбок и попугайчиков! И вообще мне такой муж не нужен! Пусть даже у него и имя красивое, и город заграничный, и глаза голубые...
    И стала опять жениться на папе.
    Пока не подросла до первого класса и не разобралась, что и как, вообще, происходит.