Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

зайцы Франки цв.

Что тут можно почитать


  • тут собраны все стихи
  • отдельно цикл Письма к Тэйми
  • и просто письма Кате
  • вот здесь - результаты любви
  • как я это чувствую - нутряки

  • а это все мои рассказы
  • воспоминания о детстве
  • кое-что про время
  • о тех, кого я помню

  • сказка про Франку и её зайцев
  • а здесь Фея по фамилии Дура
  • тут послушать мои песни
  • посмотреть видео

  • посмотреть мои фотографии
  • полюбоваться на котика Баку
  • мои кулинарные рецепты
  • где купить мои книжки
  • ну и традиционные сто фактов



    У меня рак и мне нужна ваша поддержка!
    кликните на картинку, чтобы прочесть мою историю

    _________________________________
    Комментарии скрыты - на всякий случай,
    если вам есть что сказать конфиденциально.
  • анфас

    Новости...

    Дорогие мои, на сегодняшний день ситуация не только не улучшилась, но ухудшилась.
    Похоже, я на финишной прямой... Не знаю, сколь она длинна.
    Не надо советов, рецептов и т.д.
    Практически не хожу уже.
    Завтра привезут пластыри с опиатами.
    Начала отниматься правая рука. Точно так же было, когда начинал расти метастаз в головном мозге. Я не транспортабельна, значит, гамма-нож мне недоступен (учитывая анализы и состояние, тем более).
    Несколько раз в неделю приходит знакомый священник, исповедует и причащает.
    Я очень вас всех люблю, очень вам всем благодарна.
    Всё ещё с вами.
    анфас

    HELP!

    Ребятки мои дорогие, у меня всё плохо. Настолько, что врач сказала позвонить и написать всем, кому я хочу, чтобы сказать всё важное. Потому что неизвестно, сколько всё это ещё может продлиться...
    ПРОШУ МОЛИТВ!
    Сегодня в 21:00 будут читать молитву Всецарице в двух храмах. Буду бесконечно благодарна каждому, кто присоединиться.

    Моли́тва

    О, Пречи́стая Богома́ти, Всецари́це! Услы́ши многоболе́зненное воздыха́ние на́ше пред чудотво́рною ико́ною Твое́ю, из уде́ла Афо́нскаго в Росси́ю принесе́нною, при́зри на рабу Твою Елену, неисце́льными неду́ги стра́ждущую, ко свято́му о́бразу Твоему́ с ве́рою припа́дающую! Я́коже пти́ца крило́ма покрыва́ет птенцы́ своя́, та́ко и Ты ны́не, при́сно жи́ва су́щи, покры́й рабу Твою Елену многоцеле́бным Твои́м омофо́ром. Та́мо, иде́же наде́жда исчеза́ет, несумне́нною Наде́ждою бу́ди. Та́мо, иде́же лю́тыя ско́рби превозмога́ют, Терпе́нием и Осла́бою яви́ся. Та́мо, иде́же мрак отча́яния в ду́ши всели́ся, да возсия́ет неизрече́нный свет Божества́! Малоду́шныя уте́ши, немощны́я укрепи́, ожесточе́нным сердца́м умягче́ние и просвеще́ние да́руй. Исцели́ боля́щую рабу Твою Елену, о всеми́лостивая Цари́це! Ум и ру́ки врачу́ющих её благослови́; да послу́жат ору́дием Всемо́щнаго Врача́ Христа́ Спа́са на́шего. Я́ко живе́й Ти су́щей с на́ми мо́лимся пред ико́ною Твое́ю, о Влады́чице! Простри́ ру́це Твои́, испо́лненнеи исцеле́ния и врачбы́, Ра́досте скорбя́щих, в печа́лех Утеше́ние, да чудотво́рную по́мощь ско́ро получи́вше, прославля́ем Живонача́льную и Неразде́льную Тро́ицу, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.
    анфас

    из архивов

    Моя бабушка была полькой-католичкой. Но Пасху мы всегда праздновали православную. В детстве меня не сильно заботили эти нюансы, я не была воцерковленным ребёнком, хотя крестили меня ещё в младенчестве.
    Все атрибуты праздника для меня всё-равно были дома, а не в храме. Помню, как тщательно мы укладывали пасхальные корзинки. Куличи, барашки из теста, писанки, колечки домашней колбасы, корешки хрена... Обязательно свечи и веточки букшпана (самшита). У бабушки были специальные салфетки с ручной вышивкой, которые бережно хранились в шкафу и доставались раз в год, чтобы покрыть всю эту нехитрую снедь.

    Период подготовки к Великодним праздникам был долгим: приводили в порядок дом и двор, мыли окна, красили забор, убирались в сарае, засаживали цветами палисадник.
    Мне, ребёнку, всё казалось волшебством и сказкой, и немного игрой. Цветные пасхальные яйца, куличи всех размеров, церковные обряды...
    Теперь бабушки давно нет, нет домика с палисадником, но мы делаем, что можем, что умеем. Мы просто проводники. Жизнь течёт сквозь нас голубой водой, прорастает тонкими ветвями, взрывается молодой листвой. Ничто не может остановить её, даже смерть.

    Опуская само действо освящения куличей, скажу, что дух праздника (и до, и после) витал тогда над нашей улицей неистребимо, в домах, во дворах, и касался каждого, независимо от вероисповедания. Не знаю, где как, а во Львове в эти дни люди становились ближе друг другу. Они улыбались, приветствовали и поздравляли всякого, кого встречали на улице. И всё это было очень искренне, органично и в порядке вещей. Именно эта атмосфера всеобщего подъёма и благости мне вспоминается сейчас, по прошествии времени. В детстве это было несомненным подтверждением того, что все люди – братья и сёстры.

    Куличи бабушка пекла в больших железных кружках и в жестяных банках разного размера (от томатной пасты, болгарского зелёного горошка и ещё чего-то, возможно, тушёнки). Помню, что было несколько больших куличей и целая тьма маленьких. Ими угощали соседей и друзей, а часть несли на кладбище.
    И вот об этом я как раз хотела рассказать отдельно.
    В воскресенье после пасхального завтрака бабушка всегда ездила на кладбище. Там были похоронены её родители, две дочери, мой дед, братик Андрейка, ещё какие-то дальние родственники.
    И вот я помню, как мы собирали "гостинцы", чтобы оставить на каждой могилке по куличику, по крашенному яйцу, по свече...

    Это сложно объяснить, но я попробую.
    Тогда (да и потом, позже) у меня было ощущение, словно мы идём в гости.
    Переступая смерть и ощущение горькой потери, бабушка шла к родственникам так, словно несла им «передачку» (к примеру, в места "заключения"). В том смысле, что это не выглядело, как что-то неестественное. Она вот также носила мне в больницу баночки с бульоном и паровыми котлетами. И вот также два раза в неделю она носила продукты пани Касе (старенькой вдове чьего-то кузена).
    Я хочу сказать, что тогда, в детстве, я не ощущала большой разницы между тем, живы ли эти люди, здесь ли они или уже "там". Бабушкина любовь и преданность своему роду простиралась гораздо дальше, чем кладбищенская ограда. И это вселяло уверенность, что мир проницаем. И граница, что "делит бытиё на жизнь и на иное" – довольно размыта. А значит смерть – лишь условность.
    И где бы ты ни был, к тебе придут любящие и принесут куличик, писанку и веточку букшпана. А если не придут, то помянут в своих молитвах уж точно.

    Вчера в Иерусалиме сошёл Благодатный огонь. Мы все переживаем особое время – каждый своё. Движется оно или нет, не так уж и важно. Пусть каждому (вне конфессий и контекстов) станет теплее и светлее, и праведнее.
    Когда я смотрю, как ровно горит огонёк восковой свечи, поставленной к аналою, весь мой род стоит за моей спиной. И я выпрямляю спину.
    И сердце моё полно любви и благодарности.
    анфас

    (no subject)

    Со светлым Праздником Пасхи, мои дорогие! В такие дни все молитвы должны быть услышаны. И смерти нет, и страха нет. Есть Чудо Жизни и Праздник Воскрешения.
    Мира вам всем, радости, здоровья, обновления, веры, Божьей милости! Христос Воскрес!

    анфас

    (no subject)

    И никуда не денешься,
    плачь не плачь,
    так отворяют облако
    в полынью,
    так обнимают мёрзлого в грубый плащ,
    «всё обойдётся», - скажут,
    а после пьют…
    Странное дело –
    думаешь, всё пережил,
    чёркаешь календарь или куришь в ночь,
    тащишь свои долги
    из последних жил,
    а вот едва замешкался –
    не помочь.
    Странное дело –
    вымарал каждый слог,
    где про любовь, про стерпится,
    про навек…
    а над тобой склоняется добрый бог
    и осторожно гладит
    по голове.
    И никуда не денешься,
    злись не злись,
    но просыпаться будем по одному.
    Так проживают зиму, как будто жизнь,
    и потихоньку вносят себя
    в весну.


    (февраль 2011)
    анфас

    (no subject)

    Сегодня большой Праздник – Крещение Господне. В этот день очищается душа от суеты и печали, наполняется высшим смыслом, светом, добротой, любовью. Пусть крещенские морозы не остудят её. Берегите себя и своих близких. Радости вам, добра и благодати. И обязательно будьте здоровы!
    анфас

    Сан-Микеле

    Сегодня похолодало, небо затянуло серым, ветер пронизывает до костей, сыро и зябко. Нам говорили, что в ноябре-декабре Венеция не очень приветлива, в смысле погоды. И мы были к этому готовы.
    «Мама, я поела и в шапке!»
    С утра мы купили в цветочной лавке букет жёлтых тюльпанов, взяли билеты на речной трамвай и поплыли на Сан-Микеле к Иосифу Александровичу.
    Венецианское кладбище — это отдельный остров (его называют «остров мёртвых). Кроме кладбища, там ничего нет, кроме церкви Святого Михаила. С воды остров выглядит довольно угрюмо (особенно в непогоду), весь обнесён высоким каменным забором, словно крепость. Но сама территория очень светлая и ухоженная. Там всё аккуратно — стриженные кусты, высокие кипарисы по периметру. И очень тихо, даже птиц нет. Но никаких тягостных ощущений всё это не вызывает. На кладбище три отдела: католический, православный и протестантский.
    Ранее начитались в интернете, что найти могилу Бродского не так просто, что никаких указателей нет. Так вот, указатели уже есть, и теперь это дело пяти минут. Видимо, туристы замучили работников кладбища вопросами...
    Когда-то у надгробной плиты стоял маленький металический ящик (на подобии почтового) для записок и посланий, сейчас его нет. Не обнаружили мы и гору ручек, которые там принято оставлять (свою мы, тем не менее, принесли).
    С обратной стороны памятника на латыни написано: "letum non omnia finit" (со смертью все не кончается). Это цитата из древнеримского поэта Проперция, которого любил Бродский.
    Приветы передала...
    Посетили также могилы Сергея Дягилева и Игоря Стравинского (они захоронены в православной части, тогда как Бродский в протестантской).
    У Дягелева всё так же оставляют пуанты. Говорят, танцорам это приносит удачу.
    Рядом со Стравинским похоронена его жена Вера. Две скромные плиты ничем не выделяются, кроме бордовых мраморных рамок...



    Collapse )

    И о погоде. Завтра в Венеции обещают дождь и «высокую воду» на площади Сан Марко. Пик наводнения ожидается в 8:30 утра. Мы уже запаслись резиновыми сапогами и намерены это чудо увидеть воочию. Если не проспим.
    анфас

    (no subject)

    Пока осень ведёт себя легкомысленно, пока ветер не пересёк внутренние границы города, а заморозки всё ещё кажутся немыслимыми, можно часами гулять в парке, ворошить листву, щуриться на солнце. Город крутит цветное кино, и в отличие от предыдущих серий, твоя роль теперь второстепенна. Мы массовка, мы только список имён в титрах, мы задаём фон и атмосферу, мы служим частью декорации, «и мы пейзаж, всего лишь часть пейзажа...» Но порой только на этом тут всё и держится.

    Сегодня большой праздник – Покрова Пресвятой Богородицы. Пусть укроет вас от бед и ненастий, пусть оградит от болезней и печалей, пусть защитит от врагов видимых и невидимых. Говорят, кто в этот день попросит защиты и милости у Богородицы, будет храним весь год. "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят"...

    Однажды очень давно, прямо перед праздниками мы с бабушкой ходили к городскому пруду выпускать в воду карпа. Я когда-то о нём писала. Дед купил рыбу к столу, и одна рыбина прижилась у бабушки в ванной, а потом во дворе – в бочке с дождевой водой, жила почти все лето. Бабушка звала его Карпушей, кормила, беседовала с ним, жаловалась на всякое.
    И вот мы несём этого огромного карпа в большом бидоне, хвост наружу, а дед говорит: «Везучий, зараза! Кабы и нас так в бидоне от греха подальше...»

    И образ этого спасённого карпа, видимо, отложился в моём сознании ещё с детства. Потому что сегодня я наткнулась на давнее стихотворение, и снова вспомнила эту историю. И снова почувствовала себя спасённой рыбой. Везучей рыбой, отпущенной от греха подальше...

    * * *

    И из всех живучих моих сестёр
    Я одна невредимая до сих пор,
    Потому что не знаю, как умереть,
    Рыбаки мне вскрывают грудную клеть,
    Гарпунами нащупывают во мне
    Моё рыбье сердце на самом дне,
    Гарпунами раскалывают весь лёд,
    А из сердца кровь уже не идёт.

    И зачем тебе, Боже, тот рыбный день…
    Отпусти меня, Боже, к едрене фене.
    В животе моём пусто, в груди темно,
    Ничего во мне путного всё равно,
    Только полные жабры дурной любви…
    Бог вздыхает и говорит: плыви.
    анфас

    (no subject)

    Из подсобки выходит дежурный бог:
    – Ну прости, – говорит, – я сделал, что мог,
    Я старался, и вышло бы всё хорошо,
    Но товар не пришёл.

    – Ничего, – отвечают ему, – не впервой,
    Завтра будет дежурить кто-то другой,
    Все равно нам отгрузят – не счас, так потом,
    Мы подождём.

    Поставщик не торопится, планы горят,
    у дежурных отгулы неделю подряд.
    Может, запил Харон, может, бросил весло,
    И кому-то свезло...

    Видно, время теперь по-другому течёт,
    Из подсобки выходит дежурный бог:
    – Так и знал, – говорит, – в мою смену опять,
    Ну, пошли разгружать.