?

Log in

No account? Create an account
pristalnaya
21 Ноябрь 2015 @ 16:25

  • тут собраны все стихи
  • отдельно цикл Письма к Тэйми
  • и просто письма Кате
  • вот здесь - результаты любви
  • как я это чувствую - нутряки

  • а это все мои рассказы
  • воспоминания о детстве
  • кое-что про время
  • о тех, кого я помню

  • сказка про Франку и её зайцев
  • а здесь Фея по фамилии Дура
  • тут послушать мои песни
  • посмотреть видео

  • посмотреть мои фотографии
  • полюбоваться на котика Баку
  • мои кулинарные рецепты
  • где купить мои книжки
  • ну и традиционные сто фактов



    У меня рак и мне нужна ваша поддержка!
    кликните на картинку, чтобы прочесть мою историю

    _________________________________
    Комментарии скрыты - на всякий случай,
    если вам есть что сказать конфиденциально.
    Метки:
  •  
     
    pristalnaya
    13 Июль 2019 @ 20:09
    Дорогие мои, на сегодняшний день ситуация не только не улучшилась, но ухудшилась.
    Похоже, я на финишной прямой... Не знаю, сколь она длинна.
    Не надо советов, рецептов и т.д.
    Практически не хожу уже.
    Завтра привезут пластыри с опиатами.
    Начала отниматься правая рука. Точно так же было, когда начинал расти метастаз в головном мозге. Я не транспортабельна, значит, гамма-нож мне недоступен (учитывая анализы и состояние, тем более).
    Несколько раз в неделю приходит знакомый священник, исповедует и причащает.
    Я очень вас всех люблю, очень вам всем благодарна.
    Всё ещё с вами.
    Метки:
     
     
     
    pristalnaya
    03 Июль 2019 @ 19:27
    Ребятки мои дорогие, у меня всё плохо. Настолько, что врач сказала позвонить и написать всем, кому я хочу, чтобы сказать всё важное. Потому что неизвестно, сколько всё это ещё может продлиться...
    ПРОШУ МОЛИТВ!
    Сегодня в 21:00 будут читать молитву Всецарице в двух храмах. Буду бесконечно благодарна каждому, кто присоединиться.

    Моли́тва

    О, Пречи́стая Богома́ти, Всецари́це! Услы́ши многоболе́зненное воздыха́ние на́ше пред чудотво́рною ико́ною Твое́ю, из уде́ла Афо́нскаго в Росси́ю принесе́нною, при́зри на рабу Твою Елену, неисце́льными неду́ги стра́ждущую, ко свято́му о́бразу Твоему́ с ве́рою припа́дающую! Я́коже пти́ца крило́ма покрыва́ет птенцы́ своя́, та́ко и Ты ны́не, при́сно жи́ва су́щи, покры́й рабу Твою Елену многоцеле́бным Твои́м омофо́ром. Та́мо, иде́же наде́жда исчеза́ет, несумне́нною Наде́ждою бу́ди. Та́мо, иде́же лю́тыя ско́рби превозмога́ют, Терпе́нием и Осла́бою яви́ся. Та́мо, иде́же мрак отча́яния в ду́ши всели́ся, да возсия́ет неизрече́нный свет Божества́! Малоду́шныя уте́ши, немощны́я укрепи́, ожесточе́нным сердца́м умягче́ние и просвеще́ние да́руй. Исцели́ боля́щую рабу Твою Елену, о всеми́лостивая Цари́це! Ум и ру́ки врачу́ющих её благослови́; да послу́жат ору́дием Всемо́щнаго Врача́ Христа́ Спа́са на́шего. Я́ко живе́й Ти су́щей с на́ми мо́лимся пред ико́ною Твое́ю, о Влады́чице! Простри́ ру́це Твои́, испо́лненнеи исцеле́ния и врачбы́, Ра́досте скорбя́щих, в печа́лех Утеше́ние, да чудотво́рную по́мощь ско́ро получи́вше, прославля́ем Живонача́льную и Неразде́льную Тро́ицу, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.
    Метки:
     
     
    pristalnaya
    25 Май 2019 @ 22:22
    Когда-нибудь, когда меня не станет,
    Когда качаться маятник устанет,
    Когда любовь моя пройдёт по краю,
    Мои черты уже не повторяя,
    Мои черты уже не узнавая,
    О, как, наверно, буду не права я,
    Пытаясь всё запомнить и отметить,
    Чтобы потом найти на этом свете
    И обернуть в привычную оправу.
    О, как мы все на этот счёт не правы...
    А до тех пор стоять на этом месте,
    Пока собор макает в небо крестик
    И облака случайные цепляет.
    И облака плывут и исчезают...

    Где вышел срок унынию и муке,
    Стоят деревья вширь раскинув руки,
    Готовы каждый миг сомкнуть объятья.
    О, что смогу прощанием назвать я?
    Вот этот мостик между сном и явью?
    Вот этот взгляд, наполненный печалью?
    Вот этот выдох между "был" и "не был"?
    Вот эту нежность, тонущую в небе?

    Душа моя, покуда горний ветер
    Ещё ласкает крыши на рассвете,
    Покуда воздух полон ожиданья,
    Любовь не знает страха расставанья,
    Любовь не знает холода забвенья,
    Любовь не знает муки сожаленья –
    Она слепа, а значит, беспристрастна.
    И потому мы верим не напрасно,
    Пока она ещё парит над нами,
    И мы глядим на мир её глазами.

    (2016)
    Метки:
     
     
     
    pristalnaya
    28 Февраль 2019 @ 10:37
    И никуда не денешься,
    плачь не плачь,
    так отворяют облако
    в полынью,
    так обнимают мёрзлого в грубый плащ,
    «всё обойдётся», - скажут,
    а после пьют…
    Странное дело –
    думаешь, всё пережил,
    чёркаешь календарь или куришь в ночь,
    тащишь свои долги
    из последних жил,
    а вот едва замешкался –
    не помочь.
    Странное дело –
    вымарал каждый слог,
    где про любовь, про стерпится,
    про навек…
    а над тобой склоняется добрый бог
    и осторожно гладит
    по голове.
    И никуда не денешься,
    злись не злись,
    но просыпаться будем по одному.
    Так проживают зиму, как будто жизнь,
    и потихоньку вносят себя
    в весну.


    (февраль 2011)
    Метки:
     
     
     
    pristalnaya
    19 Январь 2019 @ 12:07
    Сегодня большой Праздник – Крещение Господне. В этот день очищается душа от суеты и печали, наполняется высшим смыслом, светом, добротой, любовью. Пусть крещенские морозы не остудят её. Берегите себя и своих близких. Радости вам, добра и благодати. И обязательно будьте здоровы!
     
     
     
    pristalnaya
    19 Ноябрь 2018 @ 20:30
    Сегодня похолодало, небо затянуло серым, ветер пронизывает до костей, сыро и зябко. Нам говорили, что в ноябре-декабре Венеция не очень приветлива, в смысле погоды. И мы были к этому готовы.
    «Мама, я поела и в шапке!»
    С утра мы купили в цветочной лавке букет жёлтых тюльпанов, взяли билеты на речной трамвай и поплыли на Сан-Микеле к Иосифу Александровичу.
    Венецианское кладбище — это отдельный остров (его называют «остров мёртвых). Кроме кладбища, там ничего нет, кроме церкви Святого Михаила. С воды остров выглядит довольно угрюмо (особенно в непогоду), весь обнесён высоким каменным забором, словно крепость. Но сама территория очень светлая и ухоженная. Там всё аккуратно — стриженные кусты, высокие кипарисы по периметру. И очень тихо, даже птиц нет. Но никаких тягостных ощущений всё это не вызывает. На кладбище три отдела: католический, православный и протестантский.
    Ранее начитались в интернете, что найти могилу Бродского не так просто, что никаких указателей нет. Так вот, указатели уже есть, и теперь это дело пяти минут. Видимо, туристы замучили работников кладбища вопросами...
    Когда-то у надгробной плиты стоял маленький металический ящик (на подобии почтового) для записок и посланий, сейчас его нет. Не обнаружили мы и гору ручек, которые там принято оставлять (свою мы, тем не менее, принесли).
    С обратной стороны памятника на латыни написано: "letum non omnia finit" (со смертью все не кончается). Это цитата из древнеримского поэта Проперция, которого любил Бродский.
    Приветы передала...
    Посетили также могилы Сергея Дягилева и Игоря Стравинского (они захоронены в православной части, тогда как Бродский в протестантской).
    У Дягелева всё так же оставляют пуанты. Говорят, танцорам это приносит удачу.
    Рядом со Стравинским похоронена его жена Вера. Две скромные плиты ничем не выделяются, кроме бордовых мраморных рамок...



    ещё много фотоСвернуть )

    И о погоде. Завтра в Венеции обещают дождь и «высокую воду» на площади Сан Марко. Пик наводнения ожидается в 8:30 утра. Мы уже запаслись резиновыми сапогами и намерены это чудо увидеть воочию. Если не проспим.
    Метки:
     
     
    pristalnaya
    28 Май 2018 @ 08:13
    Последователи религии Каодай, распространённой во Вьетнаме, поклоняются одноимённому божеству, однако считают святыми лидеров многих других религий и не только. На первом ранге святости в Каодай — Будда, на втором — Конфуций. На третьей ступени помимо Иисуса, Мухаммеда и Моисея присутствуют также Ленин, Шекспир, Жанна д'Арк и Виктор Гюго.

    Согласно Корану, Иисус (Иса) начал творить чудеса ещё в утробе матери. Во время родов Дева Мария (Марьям) обессилела от боли, и Иса сказал ей напиться из сотворённого Аллахом источника воды, а также посоветовал потрясти пальму, финиками с которой наелась Марьям. Затем мать принесла младенца в храм, но старейшины высмеяли её слова о непорочном зачатии и обвинили в распутстве. Тогда Иса заговорил из колыбели, объявив, что является посланником Аллаха и пророком.

    В городке Дешноке в западной Индии находится храм Карни Мата, построенный в честь одноимённой индуистской святой, считавшейся воплощением богини Дурги. Он отличается от всех других индийских храмов тем, что здесь поклоняются крысам, которых насчитывается более 20 тысяч. Сюда стекаются тысячи верующих, приносящих дары. Попробовать надкушенную крысами пищу или молоко из их миски считается большой честью. А если посетитель случайно убьёт животное, он обязан возместить ущерб точно такой же крысой, сделанной из чистого золота.

    Проживающие в Республике Конго пигмеи мбенджеле яка верят в реинкарнацию. Плохие люди, в частности, колдуны и каннибалы, после смерти превращаются в лесных животных, на которых все охотятся и убивают на протяжении нескольких перерождений. А все остальные преображаются в белых людей и попадают в лагерь бога Комбы под названием Путу. Однако в языке лингала Путу означает также и Европу, то есть можно сказать, что хорошие пигмеи после смерти становятся белыми европейцами.

    После кубинской революции, в январе 1959 года, Фидель Кастро выступил с первым телеобращением к гражданам. Во время процесса к нему на плечо сел белый голубь и просидел там все два часа, что Кастро говорил. И если международная пресса охарактеризовала этот случай как символ мира, для многих кубинцев он нёс совершенно другую символику. В религии сантерия, распространённой среди чернокожих потомков африканских рабов, белый голубь олицетворяет божество Обатала, который слепил людей из глины — поэтому птица на плече оратора была воспринята как знак свыше.

    В мечети Масджид аль-Набави в Медине есть отдельный Зелёный дом, внутри которого находится могила пророка Мухаммеда. Рядом с ней погребены два первых халифа, Абу Бакр и Умар, а с другой стороны находится ещё одна пустая могила. Многие мусульмане и комментаторы Корана считают, что она зарезервирована для Иисуса, который вернётся на Землю, чтобы убить Антихриста, а затем будет править 40 лет.

    Индуисты часто во имя своей религии сознательно отрекаются от благ жизни и хотят доказать свою веру необычными методами. В Нью-Дели живёт Махант Амар Бхарти Джи, поднявший вверх в 1973 году правую руку и не опускавший её с тех пор ни разу. По его словам, сначала боль была ужасной, но со временем стихла, а рука атрофировалась. У этого старца множество последователей, которые обожествляют его самого, а некоторые из них тоже подняли руки и живут так годами.

    До 1983 года в католической церкви существовала специальная должность — адвокат дьявола. Работа этого человека заключалась в том, чтобы собрать все возможные аргументы против канонизации очередного праведника-кандидата. В противовес адвокату дьявола существовала и другая должность — защитник Бога, функции которого были противоположны. В современном языке термин «адвокат дьявола» часто употребляется для обозначения людей, которые защищают позицию, которой сами не придерживаются.

    Производители сотовых телефонов чутко реагируют на потребности приверженцев разных религий. Для ультраортодоксальных иудеев разработаны телефоны, где заблокирован доступ к эротическим сервисам, нельзя писать СМС и выходить в Интернет. Звонок в субботу — священный день, когда нельзя работать — возможен только по сверхдорогому тарифу. А для мусульман существуют телефоны, которые показывают направление на Мекку, что помогает совершать молитвы в правильном положении.

    Основой для «Сказки о рыбаке и рыбке» Пушкина послужила сказка братьев Гримм «Рыбак и его жена». Пушкинская старуха оказывается у разбитого корыта после того, как захотела стать владычицей морскою, а её немецкая «коллега» на этом этапе стала папой римским. И только после желания стать Господом Богом осталась ни с чем.

    Религиозно-философское учение джайнизм проповедует отречение от земных интересов и непричинение вреда любым живым существам. Монахи-джайны живут в крайнем аскетизме, носят марлевые повязки, процеживают питьевую воду, чтобы случайно не вдохнуть и не проглотить какую-нибудь букашку, и подметают впереди себя дорогу специальной метёлкой, дабы никого не раздавить. Сейчас в Индии и других странах насчитывается 8 миллионов последователей джайнизма.

    Когда римляне приняли христианство, они массово стали уничтожать дохристианские статуи. Единственная бронзовая статуя, пережившая средневековье, — это конная статуя Марка Аврелия, и только потому, что римляне принимали его за первого христианского императора Константина.

    Кельты настолько сильно верили в загробную жизнь, что могли одолжить деньги с условием их возвращения в ином мире.
    Метки:
     
     
     
    pristalnaya
    07 Апрель 2018 @ 12:10
    Иногда я ловлю себя на том, что не чувствую, как движется время. Словно последние несколько лет утекли в какую-то брешь в пространстве. Так при монтаже вырезают кусок плёнки и склеивают концы. Но я всё рассматриваю этот кусок на просвет – там было столько жизни и силы, боли и радости, страха и веры, столько любви. Нет, ничего невозможно вырезать. Всё, без купюр, легло в канву моей жизни замысловатым узором.

    Случаются дни, когда хочется рыдать в голос, писать большие подзамочные тексты, где можно было бы пожаловаться и поплакаться всласть. Но у меня почти не получается. А если и получается, то быстро пооходит, и я как-то справляюсь.
    Это просто удивительно, какой запас прочности в человеке! Всё-таки нас создавали на века! Может, гвоздей из нас и не наделать, но проволоки накрутить можно не одну катушку.

    Я помню, как проходили Великодние праздники в нашем доме, когда жива была моя бабушка. Период подготовки был долгим: приводили в порядок дом и двор, мыли окна, красили забор, убирались в сарае, засаживали цветами палисадник.
    Мне, ребёнку, всё казалось волшебством и сказкой, и немного игрой. Цветные пасхальные яйца, куличи всех размеров, церковные обряды...
    Теперь бабушки давно нет, нет домика с палисадником, но мы делаем, что можем, что умеем. Мы просто проводники. Жизнь течёт сквозь нас голубой водой, прорастает тонкими ветвями, взрывается молодой листвой. Ничто не может остановить её, даже смерть.

    Сегодня в Иерусалиме сойдёт Благодатный огонь. Мы все переживаем особое время – каждый своё. Движется оно или нет, не так уж и важно. Пусть каждому (вне конфессий и контекстов) станет теплее и светлее, и праведнее.
    Когда я смотрю, как ровно горит огонёк восковой свечи, поставленной к аналою, весь мой род стоит за моей спиной. И я выпрямляю спину.
    И сердце моё полно любви и благодарности.
    Метки:
     
     
    pristalnaya
    28 Февраль 2018 @ 15:05
    И никуда не денешься,
    плачь не плачь,
    так отворяют облако
    в полынью,
    так обнимают мёрзлого в грубый плащ,
    «всё обойдётся», - скажут,
    а после пьют…
    Странное дело –
    думаешь, всё пережил,
    чёркаешь календарь или куришь в ночь,
    тащишь свои долги
    из последних жил,
    а вот едва замешкался –
    не помочь.
    Странное дело –
    вымарал каждый слог,
    где про любовь, про стерпится,
    про навек…
    а над тобой склоняется добрый бог
    и осторожно гладит
    по голове.
    И никуда не денешься,
    злись не злись,
    но просыпаться будем по одному.
    Так проживают зиму, как будто жизнь,
    и потихоньку вносят себя
    в весну.

    (2011)
    Метки:
     
     
     
    pristalnaya
    25 Сентябрь 2017 @ 13:39
    Молодой студент, который хотел работать на благо человечества, однажды пошел к св. Франциско Салезия и спросил его:
    – Что я должен делать для прибавления мира в мире?
    Святой Франциск, улыбаясь, ответил:
    – Не хлопай так сильно дверью.

    * * *

    Однажды турист посетил известного раввина.
    Его поразило то, что в комнате, наполненной книгами, единственной мебелью были стол и деревянная лавка.
    - Где же остальная ваша мебель? - спросил турист.
    - А ваша где?
    - Моя? Я же тут временно, - удивлённо ответил турист.
    - И я тоже, - сказал раввин.

    * * *

    Есть люди, которые не знают, насколько важно то, что они существуют.
    Есть люди, которые не знают, как много для других значит само их появление в чьей-то жизни.
    Есть люди, которые не знают, сколько радости дарит другим их приветливая улыбка.
    Есть люди, которые не знают, каким добром для других является их близость.
    Есть люди, которые не знают, насколько бы беднее другие чувствовали себя без них.
    Есть люди, которые не знают, что они - дар небес.
    Но могли бы знать, если бы мы им об этом рассказали.
     
     
     
    pristalnaya
    01 Август 2017 @ 10:09
    На песчаную косу небо выльет бирюзу,
    Ветер с моря обещает долгожданную грозу.

    Тяжелеет старый сад, клонит гроздья виноград,
    Это август, это август коронует всех подряд.

    На столе резной узор, будет долгим разговор,
    Это кто там вездесущий на меня глядит в упор?

    Что бы ты ни сочинял, человек ничтожно мал,
    Ты ломать его пытался, но пока не доломал.

    Ветер – нежная пила – слижет камень добела,
    Чайка мечется над морем, словно швейная игла.

    Кто забрасывает сеть, будет ждать улова впредь,
    Будет божьими глазами на кораблики смотреть.

    За волной идёт волна, время пьёт тебя до дна,
    И с другого побережья боль твоя едва видна.

    Но всему приходит срок, август целится в висок.
    Старый ботик третьи сутки носом тычется в песок.

    Ветер двинется на юг, тронет лодочку твою,
    Не успеешь оглянуться – пришвартуешься в раю.


    (1 августа 2016)

    Метки: ,
     
     
     
    pristalnaya
    02 Октябрь 2016 @ 10:20
    Не пугайся боли, не страшись потери,
    Если нужно верить, то давай поверим.
    Нас пытает время то нежней, то строже.
    Объяснить умеем, а понять не можем.

    Ничего такого, ничего такого,
    Каждому на счастье – ржавая подкова,
    Каждому надежда – до конца не трусить,
    Мы почти как дети, Господи Иисусе.

    Это очень просто – понимать про счастье,
    Если любят долго и прощают часто,
    Ничего не прячут, ничего не просят
    И из всякой бездны на руках выносят.

    Ничего такого, ничего такого,
    Если нас отнимут у всего земного,
    Если облаками нас по небу пустят,
    Это так красиво, Господи Иисусе.

    По большому счёту мы не виноваты,
    И на каждом сердце – белые заплаты.
    Мы глядим на небо ясными глазами,
    До конца не зная, кто придет за нами...
    Метки:
     
     
    pristalnaya
    01 Август 2015 @ 11:01
    Мне кажется, август янтарного цвета. Цвета мёда и яблочного варенья. А ещё цвета зрелого винограда – сине-бордового, изумрудно-зелёного... Август медленный и тягучий, как древесная смола, как полуденная нега.
    Его внутренняя тишина и ясность неспешно проступает сквозь слепоту лета, чтобы к осени обрести новый голос, созревший и глубокий.
    Август бархатный, как крылья бабочки, как ночной шорох занавески, как лист бегонии на подоконнике. Кажется, что он почти лишён смыслов. Если бы не апрель, август был бы самым легкомысленным временем. Но тяжесть созревших плодов тянет его к земле, делает более значимым и весомым.
    Август прозрачен, его воздух проницаем. Его звёзды ярче и ближе, чем когда-либо. Они смотрят в тебя до самого дна, молча, словно глаза вечности.
    Концентрация этой тишины порой становится невыносимой.
    И чтобы разбавить эту тишину, приходится произнести слово. Оно зреет в тебе как гроздь винограда, как тёплая мякоть персика и абрикоса, как садовая роза, оплетающая ограду внутреннего сада. Оно наполняется соком и светом, силой и нежностью, единственным смыслом. И слово это Бог.
    Метки:
     
     
     
    pristalnaya
    21 Ноябрь 2014 @ 15:59
    44  
    Это был очень долгий год. Очень непростой. Страшный и прекрасный.
    Меня штормило и испытывало на прочность. Небесная клепсидра проворачивалась неоднократно, но время в ней плещет и всё не кончается. Время бесконечно, и иногда его просто не стоит брать в расчёт, теперь я это лучше понимаю.
    Самое острое переживание прошедшего года – ощущение "я есть". Я есть! Это лучший подарок, который можно получить от этого мира. А самое важное, что мы можем сделать для себя, это присутствовать в собственной жизни, что бы с ней ни происходило.

    В детстве мир взрослых казался таким прочным, таким основательным, почти безупречным. Мы подросли, огляделись по сторонам, и оказалось, что никаких взрослых здесь нет. Повзрослели ли мы сами – тоже ещё вопрос.
    Главное, что я поняла: нельзя себя ни с кем сравнивать. Просто потому что не с кем. Никто не такой, как ты. Каждый уникален. Нельзя себя сравнивать даже с собой (особенно с собой!) – вчерашним или позавчерашним, с собой мнимым, желаемым или возможным. Это самые бессмысленные и опасные игры! Никаких "если бы"... Именно здесь и сейчас ты такой, какой есть. Да, вот такой. И это единственная данность.

    Я узнала, как ощущение дома переходит извне вовнутрь. Как вдруг открываются вещи, которые важнее жизни и смерти. Как люди оказываются много лучше, чем ты мог себе представить. Как одно короткое мгновение способно прокормить целую вечность. Как много Бога в каждом дыхании. Как часто мы находим совсем не там, где ищем. Как великие сокровища скрываются в самых простых вещах. Как отношения всегда важнее, чем доказательство собственной правоты. Как расстояние не делает близких далёкими. Как свет можно найти даже в самой непроглядной тьме. Как шатка и непрочна наша реальность. Как жизнь ни на что не даёт гарантий. Как вечность проступает во всём, чему ты уделишь хоть немного своего внимания и тепла. Как много нежности может быть в самом суровом сердце, и как много духа в самом хрупком теле. Как добывают жизнь почти из полного её отсутствия. Как любовь творит чудеса...
     
     
    pristalnaya
    24 Июль 2014 @ 23:06
    image

    1

    Свитки бы исписал, а с небес ни строчки –
    кончились имена у предметов.
    Видимое - не полотно, а всего лишь точка,
    искра света.

    Так и живём, пока узнаванье длится,
    выйти за скобки жизни – не сложно,
    а вот раздвинуть на ширину страницы –
    как можно?

    Буду глядеть с небес, подбирать оправу –
    чьими руками с тобой обняться.
    А до поры мы живы и, значит, вправе
    не расставаться.

    Буду тебе посланием отовсюду,
    все времена о нас, назови любое,
    голубем в небе, небом лазурным, буду
    тебе тобою.

    2

    Когда луны обмылок плыл над нами,
    Когда меня твой город не вмещал,
    И пустоты воображаемый овал
    Не размыкался утренними снами,

    Мы упразднили время. Толку нет
    В его пустом вращении по кругу,
    Когда напрасным обещанием друг другу
    Остался мнимой яви мнимый свет.

    Кем приходилась я тебе, какой
    Останусь тут, припомнится едва ли,
    Была ли памятью, была ли сном, была ли...
    Всё, что роднит объятия с тоской,

    Держать у сердца глупо зачастую –
    Молчать на выдох, отпускать на вдох –
    Такой порядок ни хорош, ни плох,
    А только он один и существует.

    Иди ко мне, мой лучезарный бог,
    Усни в меня, чтобы насквозь проснуться,
    А утром чай в пиале, яблоко на блюдце...
    Иди ко мне, ты сделал всё, что мог.

    3

    Из той тишины – из продольной, прохладной на срезе –
    Представляется мне, ничего уже больше не вынуть.
    Раздувай этот шар, этот купол, пока он не треснет,
    И тогда станет легче хотя бы наполовину.

    Наша ладная жизнь перекроена косо и криво,
    Горизонт непременно завален – что лёжа, что сидя.
    Только кто же там, господи, ходит над этим обрывом
    И обрыва не видит, стоит, а обрыва не видит.

    Это я там хожу – и ношу тебя всюду с собою,
    Как чудной амулет, как куриный божок и награду.
    Если вкратце, то мир повернулся лицом и спокоен,
    Потому что теперь всё идёт, наконец-то, как надо.

    4

    Оставлены пожитки,
    Всего-то пара строк,
    На старенькой открытке
    Затёрся адресок.
    На завтрашнем причале,
    Где ты – одно из двух,
    Меня не различает
    Потусторонний слух.
    Как жили мы с тобою,
    Где невозможно жить,
    Как были несудьбою,
    Попробуй расскажи.
    Душа моя сурдинка –
    Ни лика, ни лица.
    И крутится пластинка,
    И нету ей конца.

    5

    Я бросаю слово, будто тонкий невод,
    Кто его достанет, сам заговорит.
    Не ходи направо, не ходи налево,
    "Буква убивает, а дух животворит".

    Под мою молитву хорошо ли спится?
    Кто очеловечен, лучшего не ждёт.
    Каждый обратится в то, чего боится,
    Каждый обитает там, куда идёт.

    6

    Где город носит сон на коромысле,
    Мой почтальон который день не спит.
    Я есмь письмо тебе, и в этом смысле,
    Идущий – это просто часть пути.
    Неважно, что во мне ты прочитаешь –
    Свою любовь, закат своей любви, –
    Ты только то, чего не означаешь,
    Сей час замри, сим часом оживи.

    Укореняться в будущем не трудно,
    Как оставаться в прошлом насовсем...
    Мы спим и спим, нам снится Будда,
    Который потешается над всем.

    7

    В прошлое нынче невелики вложенья,
    К вечеру сиротеем, к утру – тем паче.
    Вызубрить, как таблицу неумноженья,
    Список твоих игрушек: свистулька, мячик...

    Я ль тебя обниму, я ли здесь утешу:
    Это не Кали-юга, не Кали-юга...
    Выхватит нас из сумрака луч нездешний,
    Будем ещё нежней отпускать друг друга.

    Не удержать в руке, в голове, меж чресел,
    Сущее бестелесно – и в этом чудо.
    Тот, кто семь раз отмерил, один отрезал,
    Знает, откуда смерть или жизнь докуда.

    Мячик, свистулька – надо ли всё итожить,
    Нам далеко ещё до второго круга.
    Боже мой, сколько нежности, боже-боже...
    Это не Кали-юга, не Кали-юга.

    8

    Вот так, скрипя о петли бытия,
    Раскачивает ветер колыбель,
    Где нас Творец попарно изваял:
    Совместный быт, совместная постель,
    И только вечность каждому своя.

    А время всё прозрачней на просвет,
    И проступает контур декупажа,
    Где я снимаю платье, как конверт,
    Где мы – пейзаж, вернее, часть пейзажа,
    И смерти нет, и утоленья нет.

    И мы никто, и мы уже нигде,
    Лишь колыбель качается со скрипом,
    И рябь идёт по небу и воде,
    Где ты меня читаешь, как постскриптум –
    И там, и здесь, и далее везде...

    9

    – Бери, – говорит, – я ли тебе не янтарь,
    солёный ветер, густая крона, резная кость,
    белое облако, тонкое зеркало, киноварь,
    я ли тебе не праздник и не тропарь,
    не желанный гость?

    – Мой свет, – говорю, – пока мы в руках Его,
    Седьмое небо переливается через край,
    не говори ничего, не спрашивай ничего.
    Где моё сердце касается твоего,
    там и рай.
     
     
     
    pristalnaya
    19 Апрель 2014 @ 14:29
    Бабушка ложится засветло и засыпает под телевизор. Не страшно спать, пока на улице не стемнело. Пока не стемнело, с тобой ничего не случится. Боженька бодрствует – не допустит.
    Бабушка просыпается среди ночи и больше не ложится. Умереть во сне страшно.
    А пока суетишься на кухне, месишь тесто, протираешь пол, или сидишь себе в очках - гречку перебираешь - что тебе станется?
    А нам бы лечь попозже да поспать подольше. У нас другое время, у нас смерти нет.
    Бабушка запивает холодным чаем таблетку и минутку сидит тихонько, прислушиваясь.
    - От чего таблетка, бабушка?
    - А от всего, деточка.
    - А как называется?
    - Да кто ж его знает.
    - Помогает, бабушка?
    - Помогает, как не помочь!
    Время бежит быстро, время расставляет метки и стирает ненужное.
    Летом бабушка начинает готовиться к Рождеству, зимой уже думает о предстоящей Пасхе. Теперь в жизни только два чуда и есть – «Родился» и «Воскрес»!
    Родился и воскрес, родился и воскрес… И нет места для смерти.
    Поить внуков молоком с мёдом, сушить мокрые варежки, пришивать пуговицы на пальтишках, мазать коленки зелёнкой.
    Ещё ничего не знать, но уже обо всём догадываться.
    Смотреть на медленный снег за окном… смотреть как осыпаются цветы с черешни... пока под языком тает таблетка.

    * * *
    Ну вот не было в моём детстве размышлений, есть бог или его нет.
    Может, у кого-то и были, конечно. Наверняка, были. Но не у меня.
    Моя католическая бабушка истово верила в Отца, и Сына, и Святого Духа.
    Меж тем она материлась, как сапожник, но молилась на ночь. Гнала самогон, но зажигала свечи перед образами. Она, пожалуй, грешила. Но «во славу Его».
    И учила меня лишь одному. Боженька всевидящ, но всемилостив!

    Лет с четырёх по воскресеньям бабушка брала меня в костёл, а по субботам иногда на кладбище. И если от похода в церковь я могла как-то отвертеться, то посещение родовых могил – было делом святым.
    «Мёртвые родственники важнее живого боженьки» - делала вывод я. И если боженька видит и обижается на такой расклад, то непременно прощает.

    «Всевидящ, но всемилостив».
    Меня всегда смущало это «но». Почему не «и»? Гораздо позже я слышала фразы: «добрая, но глупая», «строгая, но справедливая», относящиеся к кому-то из знакомых. Так, словно одно оправдывало другое, словно что-то одно было изъяном по отношению к другому.
    И стали закрадываться сомнения… Либо не так уж всевидящ, либо не настолько всемилостив.
    И когда у меня, малолетки, набиралось достаточно доказательств одного либо другого, я приходила к бабушке и говорила: «Ну?»
    И бабушка гладила меня по голове и отвечала: «Вера не требует доказательств, детка».

    Бабушкина вера не требовала доказательств и была лишена какой бы то ни было логики.
    Её боженька не был карающим, он был всепрощающ. Это был жалостливый бог. И среди святых, состоящих при нём, бабушка всегда отыскивала кого-то, кто был бы ей заступником в том или ином случае. Она не просила милости, она на неё уповала.

    Потом, позже, в церкви я бывала редко, лишь по большим праздникам. Я никого там не знаю.
    Чаще я бывала на кладбище (просто меня так научили). Мне кажется, что там души моих предков слышат меня лучше, чем где бы то ни было. Я знаю, это глупо, но там они все вместе, что ли. И по моим мирским представлениям, я прихожу к ним в гости.
    Уже десятая Пасха без бабушки. Я очень скучаю.
    И теперь, когда у меня копятся сомнения, заблуждения, вопросы, мне некому их предъявить - боженька и так всевидящ.
    Поэтому я молюсь и уповаю.
    Метки:
     
     
     
    pristalnaya
    05 Март 2013 @ 18:47
    Приезжаешь в свой прекрасный бесполезный город (да, я фанат тщетной красоты, Катя), поднимаешься в квартиру, бросаешь сумку в прихожей и какое-то время силишься понять, что с тобой стало, что такое с тобой произошло, что ты вернулся не весь. Твоё сердце размотано в пульсирующую нить, длиной в железнодорожное полотно. Ты живёшь меж двух вокзалов, и у тебя больше нет дома. Странное дело, Катя, как другой человек вдруг может стать тебе безусловным уютом, пристанищем, портативной родиной…

    Всегда хотелось копить и беречь самые яркие воспоминания, значимые события, особенные встречи, слова, ситуации. Так незаметно формировалась параллельная жизнь, которую живёшь потом помногу раз, потому что она идеальна – такое себе «Шоу Трумена». Многократное наслоение одних и тех же эмоций приводит к тому, что новые складывать просто некуда. Нужно учиться отказываться от прошлого в пользу настоящего, Катя, это очевидно. Всё ненаписанное, непрожитое, непридуманное ещё - оно лучше хотя бы потому, что подразумевает куда большее количество вариантов.
    У меня появился новый телефон, и я удалила с сим-карты несколько десятков номеров. Про некоторые из них я, вообще, ничего не помню, и не представляю себе ситуаций, когда мне нужно будет на них позвонить.

    Результаты любви таковы, Катя, что, помимо «оперативной памяти», в сухом остатке всегда остаётся кучка вещдоков. Старые фотографии, сохранённые смс-ки, записки на холодильник, корешки концертных билетов, письма, брелоки на память… Зачем мы храним этот хлам? Доказательство того, что нас когда-то любили? Что мы любили? Ну любили, ну и нас тоже. А теперь не любят. Возможно, даже не помнят. Бережно сохранённые улики прежних отношений не вызовут к жизни ни прежних эмоций, ни былой наполненности.
    Кому теперь хвастаться этими артефактами, и зачем? Никому не интересно, что было до них. Всё, что стоило воспоминаний, Катя, никуда не делось. Всё легло опытом в полость души и нитями в ткань прожитой жизни.

    Полезешь в старый блокнот найти телефонный номер, а оттуда выпадет «счастливый» трамвайный билетик.
    Билетик остался, а счастье развеялось.
    У меня в шкафу много лет хранилась мужская рубашка, фланелевая, в красно-чёрную клетку. Несколько раз я даже картинно припадала к ней, как в кино… Всё врут, Катя. Она не хранит ни запаха, ни тепла, ни радости. Только наши иллюзии и воспоминания. Да и те сильно приукрашены с течением времени.
    Рубашка пошла на тряпки для мойки окон и прекрасно себя зарекомендовала в новом качестве. Энергию, высвобожденную от ненужных переживаний по прошлому, можно вот так же использовать с пользой и удовольствием.

    Было горько узнать однажды, Катя, что в мире нет ничего абсолютного. Абсолютной правды, абсолютной смелости, абсолютной любви… У всего есть изнанка, у всего есть слабое место, мякоть, уязвимость. Если бы в «палате мер и весов» был уголок для таких вот вещей, то он бы неизменно пустовал. Впрочем, абсолютная пустота – тоже сомнительная вещь.
    Между тем, все ждут друг от друга доверия, честности, верности – возведённых в абсолют. А некоторые даже требуют. Да, одни требуют, а другие обещают. Что-то вроде виртуальной валюты: «Утром деньги – вечером стулья. Вечером деньги – утром стулья». А стульев никаких и нет.

    Но просыпаешься утром с диким приступом аллергического насморка, с больной головой от тяжёлых снов, а твоя Радость, твоё Сердце, твой Свет откидывает чёлку со лба и улыбается тебе самой ясной, самой нежной из улыбок этого мира.
    И это абсолютное, абсолютное счастье, Катя!
    Я не знаю, сколько оно длится, мгновение или вечность, и в «палате мер и весов» мне точно никто не ответит. Мой птенец, мой ангел, моё святое помешательство, с чьей лёгкой руки кардинально перекроены все мои представления о прекрасном, о нужном, о правильном, и ещё о куче других вещей – вот единственная абсолютная реальность, которую я не хочу менять.
     
     
     
    pristalnaya
    10 Февраль 2012 @ 13:06
    Photobucket

    Об одиночестве, Катя, можно говорить только с самим собой. Любая попытка диалога предполагает наличие другой стороны – кого-то смотрящего, слушающего или читающего. А это нарушает чистоту эксперимента.
    Когда-то каждого из нас, маленького и тогдашнего, оставляли одного (дома, в садике, во дворе, в темноте спальни, в пустоте квартиры…). Там мы впервые постигали своё одиночество. Мы проваливались в него, чтобы встретиться с самыми жуткими страхами, и, вернувшись, никогда уже о них не забывать.
    Катя, я помню, как шести лет отроду со мной случилось страшное прозрение. И я просидела в дедушкином сарае до глубокой ночи, пытаясь приладить к себе слово «смерть». В темноте и одиночестве, забившись в старое кресло, боясь пошевелиться. Ничего мучительней и слаще со мной не случалось.

    В детстве можно найти массу альтернативных вариантов. Ещё ничего не знаешь о неотвратимости, о бесполезности, ничего немыслимого пока не можешь представить. Город стоит на семи холмах, жизнь обтекает его со всех сторон, время бесконечно…
    Я заметила, Катя, что именно те, кто страстно желает бессмертия, чаще всего совершенно не знают, чем занять несколько дождливых вечеров.
    Все верят, что жизнь имеет какой-то смысл, и почти никто не ищет его за своими пределами. Каждый считает, что заслуживает большего, не понимая, что уже живёт в избытке. В попытке придать значимость своему существованию, мы лишь увеличиваем энтропию, Катя.
    «Когда дерутся слоны, страдает трава. Когда слоны занимаются любовью, страдает трава". Это я к тому, что если убрать звук в телевизоре, то горе и торжество выглядят практически одинаково. Мы плохие актёры, Катя. Порой мы сами не верим в свою игру. Я где-то прочла, что в борьбе за внимание зрителей даже самый гениальный актер не может соперничать с открывающейся дверью. И так во всём. Понимание легче всего найти в словаре – где-то между «понедельником» и «поносом»…

    Что бы ни происходило, мы продолжаем надеяться, что однажды встретим человека, который действительно сможет нас понять; найдём работу, которая будет приносить и радость, и деньги; отыщем истину, которая всё нам объяснит, раз и навсегда; попадём в место, где, наконец, почувствуем себя дома… Мы так упрямы в своих заблуждениях, Катя, что не способны разглядеть всё это, когда оно проходит мимо нас. Просто в этот момент мир не замирает, не зажигает бенгальских огней и не включает нам «Богему» Пуччини. Никакой торжественности. Человек странное существо, Катя, не желающее знать, что простота – необходимое условие прекрасного. Потерю пафоса и драматизма, свойственных юности, теперь можно уже как-то пережить. Достаточно того, что у жизни нет чувства меры. И в поиске вышеперечисленного можно так отдалиться от своих желаний, что возврат будет уже невозможен. К счастью, Катя, сейчас я почти наверняка знаю, чего хочу.
    «Наш рай или здесь, или нигде».


    ___________________
    фото Жени Писаренко
     
     
    pristalnaya
    12 Январь 2009 @ 16:55
    Опять моросит за окном. В прошлом году в этот день пошёл первый снег. Я хорошо это помню. Мне вечно везёт подхватить простуду как раз накануне дня рождения. Все планы идут прахом.
    - А в Венеции сегодня выносят Чёрную Мадонну, - говорит Семёнов и поправляет мне подушку.
    - Она почернела от горя? – в горле першит, и я начинаю кашлять.
    - Не разговаривай! Сейчас будет чай.
    Семёнов приседает у печки и ворочает кочергой обгорелые поленья (откуда у него кочерга?), какое-то время смотрит на пламя, потом прикрывает вьюшку и прячет нервные пальцы в рукава свитера.
    - Это такая знаменитая икона, - говорит он. – Её каждый год выносят. Знаешь, как этот день называется? «Феста делла Салюте»*. Красиво звучит, да?
    - У них в этот день запускают салют?
    - Нет, - смеётся. - «Салюте» - по-итальянски значит "здоровье". А на площади Сан-Марко сегодня ярмарка. И там продают все эти круасаны, и бискотти, и всякие сладости, ну как ты любишь.
    Я киваю. Меня клонит в сон, и ужасно ломит всё тело. Я слышу, как огонь в печи доедает остатки дров, и скрипит зубами об угли. Справа на стене пляшут кривые тени. Семёнов трогает мой лоб, наклоняется ближе, и его лицо делается ещё острее, и ещё темнее круги вокруг глаз.

    * * *

    По всему городу развешены каменные барельефы - «львиные пасти», из которых ежедневно вынимают несколько десятков доносов. Уже вторую неделю у Энцо почти нет работы.
    Кому сейчас нужны эти бумаги, эти кляузы? В подвалах Дворца дожей хранятся горы документов на каждого горожанина. Но кто испытывает страх перед государством, когда государство пожирает «чёрная смерть»? Венеция умирает! Люди падают прямо на улицах.
    А малышу Беппе всего четыре года.
    - Венеция умирала всегда, - шепчет Роберта. – Это кара Господня, говорю тебе! Я слышала, что в Средиземном море снова нашли корабль, полный трупов. Мне страшно, Энцо! Скоро не останется живых, чтобы хоронить мёртвых…
    В течение двух месяцев чума захватила Испанию, Францию, Италию. Вот уже вся Европа поражена эпидемией. «Чёрная смерть» свирепствует во всех крупных портах, включая Венецию. Воды, призванные защитить город от врага, теперь таят гибель. И этот враг пострашнее, чем двуручный меч.
    Архиепископ велел дважды в неделю проводить процессии, и ежедневно – молебны в каждом приходе, чтобы испросить у Господа прощения и исцеления.
    - Молись, Беппе, - Роберта сжимает руку мальчика и опускается на колени прямо на ступенях храма.

    читать полностьюСвернуть )

    __________________________________________________________________________________

    * Феста делла Салюте – отмечается ежегодно 21 ноября - праздник, посвящённый избавлению Венеции от свирепой эпидемии чумы, унесшей более трети населения города. В этот день между Гранд-каналом и Базиликой Санта-Мария делла Салюте выстраивается импровизированный мост из лодок, по нему паломники проходят в церковь на молебен. До собора Сан-Марко и обратно движется процессия, которая проносит знаменитую икону «Чёрная Мадонна». Заканчивается праздник ярмаркой и регатой.